Усиления соперничества

Это был переломный момент не только в истории Германии, но и во всей мировой истории, момент, когда «капитализм окончательно перерос в последнюю фазу своего развития», когда мир оказался уже полностью поделенным между главнейшими капиталистическими державами, когда перед ними стала вызревать задача вести борьбу за его передел. В Германии, как и в ряде других империалистских стран, эта задача решалась в условиях обострения классовой борьбы, усиления реакции во внутренней политике, усиления влияния буржуазии на некоторые слои рабочего класса, в условиях формирования оппортунизма и реформизма в социал-демократической партии, в условиях усиления внешнеполитической экспансии и усиления соперничества с английским империализмом. На рубеже XX в. англо-германское соперничество стало основным империалистским соперничеством, ведущим к мировой войне.

Крайне важно отметить, что уже в последние годы XIX в. англогерманские империалистские противоречия приняли поистине мировые масштабы. Уже тогда во внешней политике и дипломатии германского империализма вопросы «мировой политики» стали играть все более первенствующую роль и притом не только в идеологии, но и в повседневной практике. Буржуазная историография германской внешней политики и дипломатии обычно выдвигает на первый план европейские проблемы, в том числе балканские. При этом она обычно занимается рассмотрением преимущественно дипломатической эквилибристики Германии между Россией и Англией в системе европейских дипломатических комбинаций. Такой ее подход определяется двумя мотивами: в нем оказываются, во-первых, традиции старых юнкерских взглядов относительно роли Пруссии и Германии на Европейском континенте, во — вторых, стремление господствующих классов затушевать хищнический характер колониальной политики германского империализма и стремление преуменьшить значение колониальной проблемы вообще. Все это породило своего рода «европоцентризм» буржуазной историографии, пытавшейся навязать представление, будто только «большая политика европейских кабинетов» является демиургом истории нового времени. В настоящем исследовании мы пытались доказать, что уже в конце XIX в., когда Германия окончательно превратилась в империалистскую державу, в ее внешней политике и дипломатии внеевропейские и колониальные проблемы находились в самой тесной взаимозависимости •с проблемами континентально-европейскими. Основная историческая тенденция была именно такова. Поэтому «европоцентризм» буржуазной историографии в научном отношении не выдерживает никакой критики, а с точки зрения политической он является просто одной из разновидностей апологии германского империализма и его дипломатии.

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.