Участие в решении критского вопроса

Вскоре Германия отказалась принимать участие в решении критского вопроса и, потащив за собой и австро-венгерскую союзницу, вышла из европейского концерта («положила флейту на стол», по выражению Бюлова), предоставив другим державам отстаивать интересы Греции и Крита. Это была демонстративная поддержка султана и мусульманства, поддержка, далеко не бескорыстная. Соперники германского капитала в Оттоманской империи старались в этом последнем убедить турок. Они говорили: «Немцы хотят экономически использовать Турцию, чтобы заработать много денег,— у них много красивых слов и добрых советов, однако, когда начнутся серьезные осложнения, они и пальцем не двинут, чтобы сохранить Турцию. Это была пропаганда, которая недооценивала результатов нараставшей экспансии германского империализма в Оттоманскую империю. Между тем наряду с усилением экономических интересов германского капитала в ^Турции там стали складываться и интересы стратегического характера. А это придало империалистской борьбе за влияние в Оттоманской империи особенно большой размах.

Германская дипломатия активно готовилась к этой борьбе. Ее представитель барон Маршалль фон Биберштейн, который был назначен послом в Константинополь, впоследствии ознакомившись с положением вещей на месте, писал: «В Турции «политика» и «интрига» так неразрывно связаны между собой, что они превратились почти в идентичные понятия». Попав в атмосферу, очень схожую, следовательно, с той, которая исуществовала в «высших сферах» Берлина, он тотчас же приступил к выполнению своей миссии. Уже в первом обширном донесении в Берлин он сообщал, какие огромные возможности может предоставить Оттоманская империя в качестве рынка приложения германского капитала, строительства железных дорог, портов, мостов, электростанций, трамваев, «не говоря уже о специально военных поставках». С тех пор как в Турции появилась миссия генерала фон дер Гольца, борьба за военное влияние германского генерального штаба не прекращалась. Теперь предполагалось ее продолжить и даже усилить. В этом вопросе Маршалль мог действовать рука об руку с военным атташе капитаном Моргеном, _ который имел большие связи не только в германском генеральном штабе, но и при дворе. Сначала им удалось получить от султана довольно большой заказ на винтовки и патроны, который был передан германской военной промышленности. Затем им удалось организовать отправку турецких офицеров в Германию, что было’ очень важно с точки зрения поддержания и «укрепления германского духа в турецкой армии». Но особенно большое значение Маршалль придавал тому, чтобы Германия могла обеспечить себе «соединение существующих до сих пор интересов в области Анатолийской железной дороги с долиной Евфрата и Тигра и тем самым — с Персидским заливом». «Обязательно»,— отозвался Вильгельм. Маршалль считал необходимым внимательно следить за действиями возможных конкурентов, «чтобы в этой зоне нас никто не опередил».

Категория: Культура
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.