Свободы рук

Среди посвященных политических и дипломатических кругов Германии заключение этого так тщательно разработанного соглашения о разделе португальских колоний было встречено с большим удовлетворением. Казалось, это было триумфом той тактики угроз и вымогательств, которую германская дипломатия стала применять в конце XIX в. Эта тактика получила громкое наименование «свободы рук». Особенно хорошо был настроен Вильгельм. Он был просто в восторге от того, с каким, казалось ему, успехом и блеском применил ее Бюлов — кандидат на пост рейхсканцлера. Но Бюлов еще раньше выражал свои восторги по поводу того, как блестяще ее применил сам Вильгельм, выступивший в переговорах, по его словам, как deus ex machina, и притом в самый подходящий момент. В самых льстивых выражениях он поспешил признать особое значение этого царственного вмешательства в прозаической дележ португальских колоний, которое должно было не только проучить Англию, но и «приучить ее обращаться с Германией во всех вопросах, как с равной». Эта тактика получила верховную санкцию и у мрачного Гольштейна, которого привыкли считать вместилищем прусской дипломатической премудрости и который являлся подлинным вдохновителем политики «свободных рук»,— игры на противоречиях, в первую очередь, между Россией и Англией. Взвесив все за и против, этот «великий жрец» германской дипломатии и внешней политики дал свое согласие признать выгоды англо-германского соглашения, если оно ограничивается только вопросами раздела и передела колоний в Южной Африке и если Россия будет уверена в том, что дальше этого вопроса, непосредственно ее вовсе не интересующего, соглашение но распространяется. В таком случае, считал Гольштейн, Франция не будет иметь поддержки со стороны России, если попытается воспрепятствовать войной осуществлению раздела Южной Африки между Англией и Германией. Общеполитическое значение предполагаемого соглашения заключалось для Германии, следовательно, в возможности изоляции Франции. «В таких условиях,— считал Гольштейн,— Германия может надеяться без опасности войны расширить свои южноафриканские владения». Однако может создаться совсем иное положение, если с Англией будет заключено соглашение не отдельное и специальное, а более широкое и общее: тогда Франция, требуя своей доли в южноафриканских колониях, может вызвать войну, будучи уверена в том, что Россия ее поддержит. В таком случае, предостерегал Гольштейн, Германия будет стоять перед выбором: уступить Франции часть намеченной добычи или воевать на два фронта—с Францией и Россией. В обоих случаях, заключал Гольштейн, это будет полный крах германской политики, заинтересованной, очевидно, в том, чтобы добиваться расширения колониальных владений Германии в условиях международной изоляции каждого из возможных противников.

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.