Серьезный симптом эволюции в политике

Германская дипломатия в переговорах с Англией действительно продавала свой нейтралитет, но в то время этот товар совсем не котировался на лондонской бирже и, таким образом, остался нереализованным. Но Остен-Сакен, не зная об этом, поверил Вильгельму и очень испугался, усмотрев в заявлении кайзера «серьезный симптом эволюции в политике берлинского кабинета». Повидимому, кайзер и рассчитывал на такой эффект. Для вящею впечатления ответственность за свое сближение с Англией он постарался возложить на Россию: «Вам были известны мои прежние опасения по поводу Англии,— заявил он.—…Я провозглашал бдительность по отношению к ее действиям. Я даже кричал вам: берегитесь! Я тщетно (пытался объединить Европу против этой общей опасности. Мне, отвергнутому, не оставалось ничего другого, как договориться полюбовно с Англией, если только я не хотел принести в жертву торговые интересы, имеющиеся у Германии во всех пяти частях мира, а, может быть, даже поставить под угрозу и судьбу моих колоний». Единственное, что в этих словах соответствовало действительности,— это страх, который кайзер и германские империалисты всегда испытывали,— страх потерять ранее захваченные ими колонии. По силе своей он был равен разве только жадному стремлению захватить новые колонии. Все остальное было рассчитано на то, чтобы своим соглашением с Англией запугать Россию и заставить ее подороже заплатить за германскую благожелательность. Но в Петербурге смысл германской шантажистской игры был и на сей раз разгадан.

Категория: Дипломатия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.