Результаты соглашения

Как ни малозначительны-были результаты соглашения о Самоа, германская дипломатия расценивала их очень высоко. Поскольку сделка о Самоа состоялась одновременно с продвижением вопроса о концессии на Багдадскую железную дорогу, германская дипломатия могла рассматривать эти успехи как плоды проводимой ею политики «свободных рук», политики маневрирования между Англией и Россией, игры на противоречиях между ними. И она стремилась к тому, чтобы укрепить — даже путем угроз — свое влияние в Австро-Венгрии, консолидировав Тройственный союз под своей гегемонией, продолжать эту политику и впредь, не связывать себе руки широким политическим соглашением ни с Россией, ни с Англией. Гольштейн, который был ярым приверженцем этой тактики, считал, что международная обстановка складывается для Германии исключительно — благоприятно и что иет никаких признаков, которые позволили бы заключить о создании мощной коалиции держав, направленной против Германии. «Ненавидят ли нас или любят,— писал он в апреле 1899 г.,— это не имеет большого значения, ибо при нынешних сложных отношениях в мировой политике ни одна из больших заинтересованных групп, ни англичане, ни русские, не хотели бы иметь Германию против себя».

Постоянные утверждения германской прессы о врагах, надвигающихся на Германию со всех сторон, были обычным орудием пропаганды, которую правительство и господствующие классы вели в целях оправдания ежегодного роста вооружений и укрепления милитаризма. Россия была тогда занята преимущественно на Дальнем Востоке и в Иране; внимание Франции было приковано отчасти к колониальным делам в Африке, а отчасти к Турции, где французский капитал, как мы знаем, добивался участия в германской концессии на Багдадскую железную дорогу; Англия была тюглощена делами обеспечения своей экспансии в Китае, в Иране, в Турции и — в Египте, а также в Центральной и Южной Африке. Наблюдая за ростом соперничества великих держав, германская дипломатия была убеждена в неминуемом их столкновении. Правда, фашодский кризис не привел к войне между Англией и Францией. Но Франция потерпела в этом кризисе политическое поражение, и германская дипломатия постаралась, в частности, как мы видели, на Ближнем Востоке, извлечь из этого возможные выгоды. «Фашода творит чудеса»,— с удовлетворением отметил однажды Вильгельм. Ничто, однако, не могло поколебать уверенности немцев в неминуемости столкновения между Англией и Россией. «Эта война,— писал Бюлов в августе 1898 г.,— когда-нибудь обязательно наступит с элементарной необходимостью и притом именно тем скорее, чем меньше обе стороны верят, что мы хотели бы ее вызвать».

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.