Освобождение Кубы

Сначала пресса была сдержанна, и даже пангерманский орган заверял, что он не желает печатным изъявлением своих истинных настроений мешать правительству в его многотрудных дипломатических переговорах. Однако во время пребывания Сесиля Родса в Берлине пангерманцы, по их собственному признанию, не выдержали и заговорили по адресу США таким языком, по сравнению с которым пресловутая анти-английская «крюгеровская депеша» выглядела сущим пустяком. Они требовали, чтобы Германия взяла пример с США, которые, сумев под предлогом освобождения Кубы захватить Филиппины, «показали, что мир принадлежит смелым, или, лучше сказать, нахальным». «Почему,— указывали пангерманцы,— германские военные корабли также не предпринимают действий в порядке совершившихся фактов, с которыми пришлось бы считаться и другим державам, без того, чтобы они объявили нам войну, как и мы не объявили войну янки ни из-за Кубы, ни из-за Манилы?». Пангерманцы требовали, чтобы военные корабли, которые американцы выжили из Манилы, были направлены к берегам Самоа, и даже подыскали подходящую кандидатуру на пост командующего германской эскадрой — принца Генриха. Этот уже прославленный проповедник кайзеровского «евангелия», по их мнению, должен был, явившись на Самоа, возвестить англо-саксонским дядюшкам: «Я здесь, и здесь я остаюсь». Приближается день, утверждали они, когда нужно показать, «что мы, немцы, не боимся никого, кроме бога».

Через месяц, в середине апреля, ряд депутатов правых партий внес интерпелляцию по поводу событий на Самоа. И тут разыгрался парламентский скандал, который Бюлов очень ловко сумел использовать в своих дипломатических целях. Главный оратор Леер, один из руководителей «Пангерманского союза», направил весь пыл своего красноречия не против США, а почти исключительно против Англии. Он обвинял ее в том, что она противодействует осуществлению германских планов колониальной политики, й в том, что она разжигает распри между Германией и США. Он призывал «наказать англичан за их национальный эгоизм» и с этой целью приступить к расширению германской программы военно-морского строительства. Он рекламировал эту программу так, как будто стремился угодить Круппу, Штумму и Тирпицу. И он действительно стремился найти громкие слова, которые могли бы выразить интересы наиболее агрессивных кругов германского империализма. Но политическая атмосфера уже была насыщена этими словами, и Лееру осталось только повторить их. Он заявил, что от европейской, узко континентальной политики Германия перешла к мировой политике, и ев лозунгом дня является: «Наше будущее — на море!». С этой точки зрения и следует, утверждал он, рассматривать самоанский вопрос.

Категория: Германия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.