Немецкий народ

Через несколько дней после лестерской речи Чемберлена состоялось большое выступление Бюлова в рейхстаге. Все ждали, что Бюлов даст ответ на призывы к созданию нового тройственного союза — Англии, Германии и США. Но Бюлов ни одним словом не затронул этого вопроса. Его ответ звучал совсем по-иному. «Мы не позволим,— говорил он,— чтобы какой-нибудь чужеземный Юпитер сказал нам: «Что делать, мир уже поделен». Бюлов требовал создания «более Великой Германии» («Grosseres Deutschland»), усиления армии и в особенности военно-морского флота. «Мы,— заявил он,— только тогда сможем держаться на высоте, когда мы поймем, что для нас невозможно благосостояние без большой мощи, без сильной армии, без сильного флота… В наступающем столетии немецкий народ будет или молотом, или наковальней».

Так на рубеже XX в. было возвещено требование передела мира. Тут же вместе с Бюловым в защиту требования об увеличении военно — морского флота выступил Тирпиц — властитель дум магнатов германского финансового капитала, воплощавший в себе их политические надежды на победную борьбу против Англии.

Но вооруженное выступление против Англии могло быть делом более или менее отдаленного будущего. Урок, полученный . посл-§ . «крюгеров — ской депеши», не прошел даром, точно так же как и крах голыитейнов — ских планов создания «континентальной лиги», направленной против Англии. За годы, истекшие после этого урока, еще более обострились, империалистские противоречия между Англией и Германией, как и вообще противоречия между всеми державами, принимавшими участие в борьбе за окончательный раздел мира и уже вступившими на путь борьбы за его передел. Это в конечном счете и определило позицию, занятую германским правительством в отношении англо-бурской войны. «Пангерманский союз» поднял в стране большую и шумную кампанию в пользу буров и против Англии. Это было только выгодно правительству, которое, не имея реальных сил для морской войны против Англии, отказалось от своей прежней политики в отношении Трансвааля. Это был вынужденный отказ, и английские империалисты заплатили за него только несколькими колониальными объедками со своего богатого стола. Теперь, проводя политику формального нейтралитета, германское правительство поджидало момента, когда оно сможет приступить к «выжиманию» у Англии новых колониальных уступок.

Между тем осуществление английских планов создания обширной колониальной империи в Африке только усиливало среди правящих классов Германии ненависть к Англии. Но что они могли сделать? Когда французский посол в Берлине маркиз Ноай обратил внимание Вильгельма на то, что, начиная войну против Трансвааля, Англия стремится зажать в своем кулаке всю Африку, Вильгельм с раздражением ему ответил: «Английский флот может не бояться любой коалиции, у Германии практически нет флота. Таким образом, я не имею возможности отказаться от политики строжайшего нейтралитета. Прежде всего я должен обеспечить себе флот. Через двадцать лет, когда флот будет готов, я заговорю другим языком».

Категория: Германия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.