Кампания германской прессы

Вскоре антианглийская кампания германской прессы приобрела новый размах. Поводом была речь Чемберлена, произнесенная в Лестере 30 ноября, через день после отъезда германских гостей. Министр колоний снова публично высказался за создание нового тройственного союза — Англии, Германии и США, но в данном случае он пытался придать этому союзу не столько политическое, сколько расистское обоснование. «Я обращаю ваше внимание,— заявил он,— что в своей основе характер тевтонской расы по существу очень мало отличается от характера англо-саксонской расы…, и если союз между Англией и Америкой является могущественным фактором для дела мира, то новый тройственный союз между тевтонской расой и двумя великими ветвями англосаксонской расы окажет еще более могучее влияние в будущем мире». И в Англии, и в Германии, и в США эта речь Чемберлена вызвала протесты. Английская пресса упрекала его за слово «союз», американская— за предложение вступить в союз с Германией, германская — за предложение вступить в союз с Англией и с Америкой. Вспыхнувшая полемика показала, как искусственна была политическая схема

британского министра колоний. Особенно неистовствовала пангерман* екая пресса. Она считала оскорбительным даже обсуждать вопрос о союзе с Англией — душительницей бурских «братьев по племени». Буржуазная пресса, близкая к морскому ведомству, воспользовалась случаем, чтобы вновь развернуть кампанию в пользу морского строительства. Лево-либеральная и социал-демократическая пресса не была захвачена этой кампанией, но и она решительно отклоняла идею союза, предложенную одним из главных организаторов войны против буров: со страниц этой прессы по адресу Чемберлена раздавались возгласы: «палач!». Консервативные круги снова напомнили в своей печати, что Чемберлен, предлагая союз, стремится только заставить Германию таскать каштаны из огня. Появились многочисленные политические памфлеты, полные обличений по адресу «коварного Альбиона». В одном из памфлетов, повидимому инспирированном из правительственных кругов, лестерская речь Чемберлена названа была глупой, а его политика — наглой. Словом, не было ни одной более или менее влиятельной политической группировки, которая не считала бы предложение Чемберлена вызывающим, опасным или просто бессмысленным.

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.