Интересы германского империализма

С того времени, как стали возрастать самостоятельные интересы германского империализма на Ближнем Востоке, его антагонизмы с Англией и Россией стали обнажаться и на этом театре. В этих условиях германская дипломатия усматривала свою задачу в том, чтобы, играя на противоречиях между Англией и Россией на почве ближневосточных дел, использовать одну против другой в своих собственных интересах. Аналогичную политику она собиралась проводить и на Дальнем Востоке, где столкновение России и Англии было ей еще более выгодно потому, что это отвлекало внимание обоих соперников от европейских и ближневосточных дел и ослабляло. узы военного союза, . существовавшего между Россией и Францией. Но и на Дальнем Востоке в последние годы XIX в. уже появились самостоятельные интересы германского империализма.

Таким образом, правящие классы Германии не могли устранить своих экономических и политических противоречий с Россией, так же как они не могли устранить своих растущих противоречий с Англией. Это упиралось в самую классовую структуру Германии, где стоявшее у власти юнкерство в области внешней политики проводило интересы финансового капитала. Когда Бюлова стали выдвигать на пост рейхсканцлера вместо старого и уже совсем немощного Гогенлоэ, он считал нужным предстать как «аграрный канцлер»: иначе он не мог бы одержать победу над самым опасным из соперников — Гербертом Бисмарком, которого аграрии выдвигали на пост «своего» канцлера. Поэтому свою главную задачу он усматривал в том, чтобы политикой торговых договоров удовлетворить классовые интересы аграриев и вместе с тем предоставить финансовому капиталу «свободу рук» в его политике империалистской экспансии. «…Даже при более усиленном покровительстве сельскому хозяйству,— заверял Бюлов своего кайзера,— я безусловно надеюсь заключить торговые договоры с Россией, Австрией, Италией, Румынией и Швейцарией. Мы должны найти путь между двумя маяками: действенным покровительством сельскому хозяйству, с одной стороны, и торговыми договорами, которые дали бы возможность нашей промышленности успешно развиваться, с другой стороны». Такая двойственная ориентировка во внутренней политике неизбежно должна была иметь свое продолжение и в области внешней политики. «Значит,— заметил Вильгельм,— это точно так же, как и во внешней политике, где мы также должны найти свой путь между Англией и Россией». В этих словах, правда, в самой элементарной форме, и была выражена бюлов — ская политика «свободных рук».

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.