Германский империализм

Опираясь на сильную армию, но еще не построив крупного военно — морского флота, германский империализм ринулся в «мировую политику», стремясь запугать своих соперников, разобщить их, сыграть на их противоречиях, шантажировать их, создав у каждого из них преувеличенное представление о своей мощи, экономической, политической и военной. Созданное юнкерско-буржуазной историографией и реакционной националистической публицистикой представление о германской «политике мощи» (Machtpolitik) являлось дополнительным, идеологическим орудием воздействия на мир, который становился объектом захватнических вожделений германского империализма. Переоценивая свои силы, германский империализм стремился к тому, чтобы его соперники и возможные противники в такой же степени недооценивали свои. В этом выдвижении на первый план роли силы и насилия сказался не только тот фактор, который, как отметил Энгельс, имел столь большое значение в истории старой Пруссии и в истории создания Велико — пруссии, т. е. Германии. В этом сказалось и качественно новое обстоятельство, свойственное монополистическому капитализму. «Ибо при капитализме,— отметил В. И. Ленин,— немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и — пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной • и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может». В этом смысле капиталистическая сила Германии к концу XIX в. значительно выросла по сравнению с силой Англии. Впоследствии Ленин по этому поводу писал: ««мыслимо» ли предположить, чтобы осталось неизменным соотношение силы между империалистскими державами?

Категория: Культура
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.