Германская дипломатия

Германская дипломатия еще не понимала этого. Упоенная успехами своей политики «свободных рук», она оптимистически смотрела в будущее, будучи уверенной, что другие державы, раздираемые существующими между ними противоречиями, будут нуждаться в ней и она сможет использовать эти обстоятельства в своих интересах. Выступая в рейхстаге 12 декабря 1899 г., Бюлов заявил, что внешняя политика Германии покоится на крепких основаниях Тройственного союза и дружбы с Россией. Так он ответил на призывы Чемберлена к заключению англогерманского союза. Попытки сближения , с Англией являлись лишь дипломатическим маневром, рассчитанным на то, чтобы выжать у нее колониальные компенсации и улучшить свои позиции для дальнейшей борьбы с нею. Эти маневры могли продолжаться и впредь, но, поскольку германский империализм стал на путь «мировой политики», никакое го реального и длительного сближения с его новым конкурентом и соперником — Англией быть не могло. Между интересами германского империализма и интересами английского империализма появилась все более расширяющаяся пропасть их экономического, политического, а затем и морского соперничества. Дипломатические мостики эту пропасть устранить не могли, тем более, что и они-то воздвигались в целях, которые вступали в противоречие с целями другой стороны.

В еще меньшей степени было возможно какое-либо длительное сближение с Францией. Более того, оно заранее исключалось. Захватив в момент своего воссоединения Эльзас и Лотарингию, Пруссия-Германия своими собственными руками еще раньше отбросила Францию в лагерь своих врагов. Позднее, по мере роста германского империализма, среди правящих классов стали усиливаться захватнические аппетиты, появившиеся еще во время Бисмарка, в отношении промышленных департаментов Восточной и Северной Франции. Попытки сближения с Францией могли быть только тактическим шагом для достижения той или иной финансово — экономической или дипломатической цели. Но Франция, при всех существовавших у нее тогда противоречиях с Англией, не могла быть ни партнером, ни тем более опорой германского империализма в его предстоящей борьбе против Англии. Тем более приходилось рассчитывать, что удастся оторвать Францию от союза с Россией. В частности, в то время имелось в виду использовать ближневосточный вопрос, чтобы хотя бы несколько ослабить франко-русский союз. Гораздо больше надежды возлагалось в этом смысле на Россию, точнее говоря, на ее столкновение с Англией.

Категория: Дипломатия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.