Демократическая фракция

Единственной политической силой в Германии, выступавшей против новых колониальных устремлений на Восток, была социал-демократия. Чтобы продемонстрировать свое отношение к этим устремлениям, социал — демократическая фракция голосовала в рейхстаге против ассигнования средств на покрытие расходов по поездке Вильгельма в Турцию. Но никакой реальной борьбы против этих империалистских устремлений она не вела. Более того, в ее рядах сформировались оппортунистические элементы, которые, прикрываясь выспренными словами о культурнической миссии империализма, выступали в качестве апологетов и политики «движения на Восток» и Багдадской ж. д. «Постройка Анатолийской дороги и ее ответвление,— писал Эрнст Фрей, один из этих апологетов, в главном ревизионистском органе социал-демократии,— для нас много важнее, чем все шумные успехи нашей заморской политики». И тут же он объяснял, почему, являясь противником «заморской политики», германские социал-демократы должны поддерживать империалистские устремления на Восток. «Мы должны были бы, наконец,— писал он,— отказаться от того, чтобы искать наше будущее на океане. Ибо все наши условия, именно наше географическое положение указывает нам другое направление. Интересы экспорта также тянут нас в Малую Азию, а это принуждает нас из ликвидирующейся массы габсбургской монархии выделить немецко-австрийскую часть и включить ее в наш германский государственный союз». Это была идеология и фразеология «Пангерманского союза».

С первых же шагов политики движения на Восток пангерманские круги рассматривали Оттоманскую империю не только как огромный колониальный придаток Германии, а в будущем германской «Срединной Европы», но и как крупнейший стратегический плацдарм для борьбы против главного морского и колониального соперника — Англии. Они откровенно говорили о том, что Германия, «обладающая огромной военной мощью, должна, наконец, проявить ее». И они пояснили, что они имеют в виду: «Здесь речь идет о плацдарме, на котором превосходные силы германской сухопутной армии могут быть в случае крайней нужды действительно употреблены в дело, и им не придется ждать, пока вырастет наш только что зарождающийся флот». Пангерманские круги считали, что использовать это г <новый огромный плацдарм в военных целях можно будет только после того, как, закончи* сооружение багдадской ж. д., германия сможет распространить свое военное влияние до персидского залива. они понимали, что для этого нужно не только время, но и умение дипломатическими средствами устранить опасность, которая будет увеличиваться по мере осуществления строительства новой железнодорожной магистрали, призванной связать берлин с багдадом и дальше—с персидским заливом. «умная германская дипломатия,— утверждали они,— должна стать в малой азии «третьим радующимся», она должна там итти своей дорогой между россией и англией». точно так же, по согласованию с директором «немецкого банка» сименсом, 'понимал свою задачу и руководитель германской дипломатии бюлов, но только он формулировал ее несколько позднее и немного иначе: «соперничество между англией и россией в азии в наших интересах использовать так, чтобы, то склоняясь перед британским львом, то расшаркиваясь перед русским медведем, мы смогли протянуть нашу дорогу до кувейта на персидском заливе». таков был метод, который германская дипломатия применяла и на дальнем востоке, и на ближнем востоке, и на других театрах своей «мировой политики». что касается общих целей новых тенденций, которые обнаружились в германской политике на ближнем бостоне, то «пангерманский союз» определил их еще тогда, когда подводил первые итоги поездки вильгельма на восток: «итак, полный ход вперед к

Категория: Германия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.