Англо-германская сделка

Поскольку англо-германская сделка оставалась секретной, пресса не могла обсуждать ее содержания и ее возможных общеполитических результатов. Однако после заключения этой сделки официозная пресса изменила тон: она стала утверждать, что Делагоа никакого существенною значения для буров не имеет. Рейхстаг также не мог обсуждать условий соглашения. Но зато подробнейшему рассмотрению это соглашение подверглось в «Пангерманском союзе». На состоявшемся в сентябре съезде «Пангерманского союза» политика правительства по этому вопросу подверглась самой резкой критике. Докладчик, некий доктор Грайсман, заявил: «Итак, совершенно ясно: мы продали буров». Пангерманские империалисты не были удовлетворены возможными «компенсациями», о которых они говорили как о вещах, им хорошо известных. Они утверждали, что соглашение, которое правительство недавно подписало с Англией, «во много раз ху^же пресловутого договора о Занзибаре», и демагогически разглагольствовали по поводу судьбы «немецких братьев по племени в Южной Африке». Под шовинистические овации всего съезда Грайсман кричал: «Мы не можем допустить того, чтобы были погребены надежды на германскую будущность прекрасного куска плодородной земли». Далее пангерманский съезд решил направить рейхсканцлеру Гогенлоэ категорический протест шротив англогерманского соглашения. В этом протесте было мало слез по поводу судьбы буров — «немецких братьев по племени», но зато было много цифр о добыче золота в Трансваале, которое уплывет в английские карманы, и много беспокойства по поводу того, что Германии не удастся создать в Южной Африке своей собственной колониальной империи. Но официозная пресса продолжала утверждать, что критика англо-германского соглашения беспредметна, поскольку никто не знает его подлинного содержания. Она требовала доверия к правительству, всезнающему, всеблагому и всевидящему.

Категория: Германия
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.