Агрессивная речь

Агрессивная речь этого лидера пангерманского империализма сопровождалась шовинистическими криками на правых скамьях и резкими протестами со стороны социал-демократов. Поднялся невообразимый шум, и Бюлов постарался успокоить страсти. Разумеется, он думал только о дипломатической стороне дела. Бюлов дал понять, что германское правительство вовсе не собирается решать самоанский вопрос в порядке совершившегося факта, но только путем переговоров между тремя заинтересованными державами. Он сообщил о проекте временного урегулирования вопроса, заметив, однако, что германское правительство согласится принять только такое решение, которое будет соответствовать его интересам. Это, заверял Бюлов,— только торговые и правовые интересы. О стратегических интересах он предусмотрительно умолчал.

Рейхстаг сразу понял, чего от него требует правительство. Те самые депутаты различных партийных фракций (от крайне правых, вроде фон Леветцова, до «свободомыслящих» обеих группировок), которые подписали интерпелляцию, стали выступать против Леера, обвиняя его в том, что он воспользовался правом интерпеллянта в целях своей политической пропаганды. В своей угодливости перед правительством они стали заверять Бюлова, что вполне удовлетворены его исчерпывающими объяснениями. Таким образом, в переговорах с Лондоном, германская дипломатия могла ссылаться на то, что она занимает «умеренную» позицию и в то же время пользуется поддержкой большинства рейхстага, а с другой стороны — на то, что неуступчивость Англии может усилить влияние наиболее агрессивных пангерманских кругов и тогда правительство уже будет не в состоянии справиться с этими крайними требованиями «общественного мнения». Прав был Либкнехт, говоря, что вопроса о Самоа не существует,— существует лишь эксплоатация событчй на Самоа в определенных целях.

Категория: История
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.