Второй фронт

ossetia_war4.jpg9-10 августа обещание самопровозглашенной республики Абхазия открыть против Грузии «второй фронт» для помощи Южной Осетии обрело конкретные очертания. Абхазские войска выдвигаются к административной границе с Грузией в Гальском районе.

Тем временем абхазские самолеты и артиллерия ведут огонь по другой приграничной территории — восточной части Кодорского ущелья. Находившиеся там наблюдатели ООН уже покинули этот район. Президент непризнанной республики Сергей Багапш объявил мобилизацию резервистов, а также заявил, что его войска готовы «наводить порядок» и в грузинской зоне ответственности миротворцев, где, как утверждает Сухуми, в нарушение договоренностей концентрируются грузинские войска. Между тем в Тбилиси происходящее расценивают как очередной этап российской агрессии: по информации грузинских властей, обстрел Кодорского ущелья, а также граничащего с Абхазией Зугдидского района вели именно российские самолеты.

На суше

О своих действиях по поддержке Южной Осетии Сухуми заявил уже через несколько часов после того, как грузинские войска в ночь на 8 августа начали наступление на Цхинвали. В зону военного конфликта была отправлена тысяча абхазских добровольцев. Утром 8 августа абхазские войска выдвинулись к административной границе с Грузией, правда, до самой границы, в соответствии с просьбой миротворцев не дошли, заняв позиции по линии ограничения вооружений.

С просьбой не переходить эту линию к абхазским властям обратилось командование КСПМ (Коллективных сил по поддержанию мира в зоне конфликта), отметив, что подобные передвижения могут быть расценены как нарушение соглашения о прекращении огня 1994 года. Командующий миротворцев Сергей Чабан заявил, что его подчиненные держат ситуацию в зоне конфликта под контролем и готовы в случае необходимости организовать там новые посты.

В Сухуми вроде бы согласились считаться с пожеланиями миротворцев. Вечером 9 августа представитель абхазского президента Кристиан Бжания сообщил, что вооруженные силы вошли на территорию приграничного Гальского района (где проживает грузинское население Абхазии), правда, границу зоны безопасности пересекать не стали. Однако на следующий день они все же продвинулись дальше и заняли позиции на границе с Грузией по реке Ингури.

Между тем уже 10 августа Сергей Багапш заявил, что абхазские войска намерены «наводить порядок» во всей зоне ответственности миротворцев — в том числе и на территории приграничного Зугдидского района Грузии. Президент непризнанной республики выразил готовность действовать вместе с российскими миротворцами, однако отметил, что абхазской стороне для выполнения своих целей, «возможно, придется нарушить отдельные положения Московского соглашения о прекращении огня».

Неясно, смогут ли (и захотят ли) миротворцы в этом случае повлиять на то, чтобы соглашение выполнялось. То обстоятельство, что абхазские военные берутся «наводить порядок» на подведомственной миротворцам территории, говорит не в пользу последних. А войне в Южной Осетии, напомним, предшествовала ситуация, когда миротворцы фактически потеряли контроль над происходящим: обе стороны — грузинская и южноосетинская — возводили укрепления и вели интенсивные перестрелки, пытаясь выбить друг друга со стратегических позиций. А представители ССПМ (Смешанных сил по поддержанию мира) почти не могли им помешать.

На море

Тем временем абхазская сторона получила поддержку с моря. 10 августа у побережья Грузии появились корабли Черноморского флота РФ: ракетный крейсер «Москва», сторожевой корабль «Сметливый», а также три десантных корабля и корабли обеспечения. Что они там делают, российские и абхазские власти объясняют по-разному. Источник РИА Новости в Главном штабе ВМФ заявил, что корабли направлены в этот район на тот случай, если потребуется эвакуировать беженцев из зоны абхазского конфликта. А вот другой представитель Главного штаба ВМФ прямо заявил «Интерфаксу», что корабли ЧФ призваны блокировать Грузию с моря, чтобы предотвратить возможные поставки вооружения.

Абхазские власти, в свою очередь, заявили, что группировка ЧФ прибыла по их просьбе. По их словам, 9 августа четыре грузинских корабля, а также некий подозрительный сухогруз под грузинским флагом пытались войти в абхазские территориальные воды, однако были отогнаны абхазским флотом. После этого Сергей Багапш, как отмечают в Сухуми, обратился к российски
м властям с просьбой «задействовать все механизмы мандата миротворческих сил», обеспечив невозобновление огня как на суше, так и на море.

Между тем российской стороне придется в ближайшее время определяться с основной версией о статусе этой группировки ЧФ. Украина, где базируется Черноморский флот, уже предупредила, что может не пустить эти корабли обратно — до тех пор, пока военный конфликт, в который вовлечена Грузия, не завершится. В Киеве пояснили, что группировка ЧФ может принять участие в военных действиях, а Украина, как подчеркнул ее МИД, втягивать себя в этот конфликт не позволит. В Москве пока думают, что конкретно ответить Киеву: замначальника Генштаба РФ Анатолий Наговицын и замглавы российского МИДа Григорий Карасин, выступавшие на пресс-конференциях 10 августа, заявили, что вопрос о претензиях украинской стороны требует специального обсуждения.

В ущелье

Наиболее активно абхазская сторона пока выступила в Кодорском ущелье. В ночь на 9 августа грузинскую (восточную) часть ущелья начали обстреливать артиллерия и авиация. В Сухуми взяли на себя ответственность за атаки и заявили, что намерены вытеснить из этого района грузинские вооруженные формирования, которые, по мнению абхазских властей, находятся там в нарушение Московского соглашения о прекращении огня. При этом абхазские власти предоставили жителям верхней части ущелья коридор, чтобы те смогли покинуть зону боевых действий.

Обстрелы района между тем продолжаются: Багапш потребовал, чтобы оттуда ушли все грузинские подразделения, а также «абхазское правительство в изгнании». В противном случае он пригрозил начать «основную фазу мероприятия» (под этим, вероятно, следует понимать ввод войск). О пострадавших в результате артобстрелов ни грузинские, ни абхазские власти пока не сообщают.

Кодорское ущелье, напомним, географически входит в состав Абхазии, однако в ходе военного конфликта в начале 1990-х годов Грузии удалось сохранить его восточную часть за собой. Формально территория ущелья была передана под контроль миротворцев и наблюдателей миссии ООН. Между тем восточную его часть фактически контролировали ополченцы из отряда «Охотник» под командованием Эмзара Квициани.

Квициани и его сторонники, по выражению одного из грузинских политиков, «буквально зубами удержали ущелье для Грузии». В Тбилиси впоследствии закрывали глаза на то, что «охотники» фактически безраздельно властвуют в этом районе. Абхазов ситуация тоже в общем устраивала: восточная часть ущелья как бы не была ни абхазской, ни грузинской. Кстати, у самого Квициани, по информации СМИ, даже был родственник в абхазском правительстве: замминистра обороны непризнанной республики Гарри Купалба.

Отряд Квициани, как сообщалось, не участвовал в партизанских вылазках в абхазскую часть ущелья. Более того, что немаловажно для Сухуми, «охотники» не пускали в регион «абхазское правительство в изгнании» — прогрузинскую структуру, оспаривавшую легитимный статус у тех, кто фактически руководил непризнанной республикой. Официальный Тбилиси неоднократно пытался заслать «правительство в изгнании» в Кодорское ущелье (поскольку в грузинской столице их претензии на руководство Абхазией выглядели не слишком убедительно). Однако попытки заканчивались конфузом: местные жители, как писали грузинские СМИ, даже брали «министров-изгнанников» в заложники и только после выплаты выкупа позволяли им «вернуться в тбилисские кабинеты».

Ситуация изменилась в июле 2006 года. Грузинским властям надоело самоуправство ополченцев, и в восточной части ущелья была проведена масштабная спецоперация. Отряд «Охотник» был разгромлен. Самого Эмзара Квициани силовики так и не поймали, но это и не имело особого значения. В регион «для обеспечения правопорядка» было стянуто большое количество сотрудников МВД, и туда наконец переехали «министры-изгнанники». Сам район по инициативе грузинского президента Михаила Саакашвили был торжественно переименован в Верхнюю Абхазию.

Сухуми после этого фактически отказался от переговоров с Тбилиси, заявив, что в восточной части ущелья концентрируются грузинские войска и район превращается в плацдарм для нападения на непризнанную республику. Претензии абхазских властей, требовавших вывода войск, а заодно и «правительства в изгнании», поддержала и Россия, однако попытки воздействовать на Грузию через международные инстанции провалились. В Тбилиси заявили, что в регионе находятся только сотрудники МВД, таким образом, соглашение, запрещающе
е вводить в ущелье войска, не нарушается.

Принуждение к миру

В Грузии не верят, что абхазские власти, угрожающие «вторым фронтом», действуют по собственной инициативе. Происходящее в этой зоне конфликта в Тбилиси расценивают как очередной этап «российской агрессии». Госминистр республики по реинтеграции Темур Якобашвили заявил, что Россия пытается использовать Абхазию в рамках собственной военной авантюры.

По информации «абхазского правительства в изгнании», авианалеты на Кодорское ущелье осуществили российские самолеты. А утром 10 августа бомбардировке, по информации грузинских СМИ, подвергся и граничащий с Абхазией Зугдидский район Грузии. В частности, были сброшены бомбы на село Урта, в котором находится подразделение грузинского спецназа. Позднее, как сообщалось, был совершен авианалет на районный центр — Зугдиди. Из города, по информации некоторых источников, идет эвакуация.

В минувшие дни российские самолеты, по данным грузинских властей, нанесли авиаудары по целому ряду военных объектов Грузии — как близких к зоне осетинского конфликта, так и удаленных от нее. При этом, как сообщалось, погибли около 20 человек и пострадали десятки военнослужащих и мирных жителей из близлежащих населенных пунктов. 10 августа российское военное руководство фактически впервые признало, что бомбардировки по грузинским военным базам и аэродромам действительно осуществляются. Замглавы Генштаба РФ Анатолий Ноговицын заявил, что атаки проводятся по «объектам второго эшелона», которые, по данным российской разведки, могут быть использованы в зоне конфликта.

Между тем наступление российских войск в Южной Осетии, похоже, идет не так успешно, как казалось вначале. Можно сбиться со счета, пытаясь подсчитать, сколько раз СМИ сообщали о «полном освобождении Цхинвали от грузинских войск». Вскоре после этого оказывалось, что на окраине города снова идет бой. Однако 10 августа МВД Грузии официально объявило о выводе войск из Южной Осетии (некоторые представители руководства республики, правда, опровергли, эту информацию). МИД Грузии, со своей стороны, даже передал российской стороне официальную ноту о прекращении боевых действий с 10 августа.

Похоже, авиаудары и угроза открыть «второй фронт» в Абхазии, которые можно рассматривать как часть российской операции по «принуждению к миру», сыграли свою роль. Возможно, именно они, а не вторжение российских войск в Южную Осетию, и стали решающим фактором, заставившим официальный Тбилиси отказаться от «восстановления конституционного порядка» в мятежной республике. Власти Грузии так и не получили существенной (прежде всего военной) помощи извне, хотя неоднократно обращались за поддержкой к США и другим странам. Теперь вопрос в том, на каких условиях Грузия признает свое поражение.

Автор: Михаил Тищенко

Источник: Лента.ру

Также по теме: Война в Осетии: принуждение к миру?

Обсудить на форуме

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.