Война в Осетии: принуждение к миру?

ossetia_war3.jpgПоложение грузинской стороны в конфликте вокруг непризнанной Южной Осетии продолжает ухудшаться. 9 августа российские войска установили окончательный контроль над Цхинвали, который накануне был почти захвачен грузинскими подразделениями.

Последних, как сообщается, постепенно вытесняют с южноосетинской территории. Официально это называется «операция по принуждению Грузии к миру». В средствах для «принуждения» Москва особо не стесняется: 8-9 августа самолеты российских ВВС нанесли удары по целому ряду военных объектов в Грузии (уже за пределами зоны конфликта). Грузинским властям пришлось признать очевидное и объявить военное положение.

О том, кто все-таки контролирует южноосетинскую столицу, до середины дня 9 августа поступали противоречивые сообщения. Вечером 8 августа военнослужащие 58-й армии Северо-Кавказского военного округа, которые заняли подступы к Цхинвали, подавили большинство грузинских огневых точек, откуда велся обстрел столицы. Ночью и утром 9 августа обстрелы продолжались, однако уже после полудня Цхинвали был полностью освобожден от грузинских войск, российские подразделения начали вытеснять их с прилегающих районов. Периодические заявления грузинских военных о том, что они по-прежнему контролируют основную часть территории Южной Осетии, продолжают наступление и занимают новые районы, — звучали совсем уж неубедительно.

Основная часть столицы к тому времени была уничтожена. В городе, по информации южноосетинских властей, разрушены 70 процентов жилых домов, больница, здание парламента, многочисленные объекты инфраструктуры. Жители укрываются в подвалах, ожидая, пока можно будет покинуть город. В столице по-прежнему нет газа, электричества и водоснабжения. Под завалами (как в Цхинвали, так и в других населенных пунктах зоны конфликта) может находиться большое количество погибших и пострадавших.

8-9 августа появились предварительные данные о потерях сторон. С южноосетинской стороны, по некоторой информации, погибли уже 2000 человек. Среди российских военнослужащих погибли 12 человек, 150 ранены. С грузинской стороны погибли 55 человек, более 400 (как военнослужащих, так и мирных жителей из грузинских сел Южной Осетии) были доставлены в больницы с ранениями различной степени тяжести.

Эвакуация из зоны конфликта продолжается: по данным российского правительства, за два дня в Россию из Южной Осетии попали более 30 тысяч человек. То есть немногим менее половины населения: до начала военного противостояния в регионе проживали около 72 тысяч человек, примерно половина из них — в (теперь уже разрушенной) столице.

Есть приблизительные данные и о потерях военной техники. Грузинские власти заявляют, что в зоне конфликта были уничтожены 40 российских танков. Осетинские источники, в свою очередь, утверждают, что грузинские войска, уходя из Цхинвали, оставили за собой десятки уничтоженных бронемашин (по некоторым данным, не менее 50 единиц). Кроме того, южноосетинские военные сообщили, что сбили два грузинских штурмовика Су-25, атаковавших город.

То, чем занимаются российские военные в конфликтном регионе, официально именуется «операцией по принуждению грузинской стороны к миру в зоне ответственности российских миротворцев в Южной Осетии». Именно так происходящее назвал помощник главкома Сухопутных войск РФ Игорь Конашенков. От признания того, что Россия фактически начала войну с Грузией, в Москве старательно открещиваются. «Россия не воюет с Грузией, а продолжает выполнение миротворческих функций», — заявил замначальника Генштаба РФ Анатолий Ноговицын.

Между тем если происходящее в зоне конфликта со спорным статусом еще можно назвать «миротворческой операцией», то российские авиаудары по грузинским военным объектам под это определение уже явно не подпадают. 8 августа, как сообщали грузинские СМИ, российские ВВС начали бомбить военные аэродромы и военные базы в различных частях страны.

Утром 8 августа российские Су-24, по данным грузинского МВД, нарушили воздушное пространство республики и обстреляли здание полиции в городе Карели (регион Шида Картли, прилегающий к территории Южной Осетии). Несколько штурмовиков сбросили бомбы на военную базу в Гори. Позднее бомбардировки базы в Гори, которая находится в нескольких десятках километров от Цхинвали, продолжились. А во второй половине дня самолеты нанесли удар по базам в Сенаки (западная Грузия) и Вазиани (неподалеку от Тбилиси), а также в
оенному аэродрому в Марнеули. Последний находится на юго-востоке республики, то есть на противоположном конце страны, если смотреть со стороны осетинской зоны конфликта.

На следующий день авиаудары продолжались. Под огнем оказался также военный аэродром Копитнари (Западная Грузия) и порт Поти на Черном море (объектом нападения оказалось, в частности, место дислокации грузинских ВМС). По данным грузинских СМИ, военным объектам и прилегающим населенным пунктам нанесен значительный ущерб, в результате авианалетов ранены более ста человек, как военных, так и мирных жителей. Более 20 человек погибли.

Российские власти довольно долго отмалчивались, не желая рассказывать об этой стороне «миротворческой операции», а сообщения грузинской стороны о сбитых над республикой самолетах называли «бредом». Однако когда число уничтоженных российских самолетов, по данным Совета национальной безопасности Грузии, достигло десяти, когда грузинские власти сообщили о трех взятых в плен российских пилотах (тех, кто успел катапультироваться) и даже назвали имя одного из них (некий полковник Игорь Зинов, по информации грузинских СМИ), — российскому военному руководству пришлось как-то комментировать происходящее.

Правда, комментарии оказались довольно скупыми. В Генштабе РФ подтвердили потерю двух самолетов (Су-25 и Ту-22), отказавшись при этом уточнить, где и при каких обстоятельствах эти машины были сбиты. Пытаясь объяснить ситуацию, замначальника Генштаба Анатолий Ноговицын заявил, что Россия не воюет с мирными городами и гражданским населением Грузии. Очевидно, мирные города и гражданское население, которые, к своему несчастью, оказались поблизости от военных объектов, в эту формулировку не входят.

9 августа президент Грузии Михаил Саакашвили объявил в стране военное положение сроком на 15 дней. В тот же день президентский указ был утвержден парламентом. Комментируя этот шаг, председатель парламента Давид Бакрадзе заявил, что Грузия находится в состоянии «необъявленной войны с Россией». «Авиация бомбит гражданские объекты. Это уже не имеет к Южной Осетии никакого отношения, — сказал спикер. — Это полномасштабная военная агрессия против Грузии, к которой Россия долго готовилась».

В России тем временем уже предвкушают, как будут судить грузинских военных преступников. В войне, как правило, преступления совершаются с обеих сторон, однако судят обычно проигравших (именно эта роль, исходя из последних событий, светит представителям грузинской стороны). Для расследования убийств российских военнослужащих в Южной Осетии военная прокуратура РФ уже сформировала специальную группу. А российский МИД заявил, что планирует обратиться в Гаагу и Страсбург (имелись в виду, очевидно, Международный уголовный суд, который помимо прочего рассматривает и дела по военным преступлениям, и Европейский суд по правам человека). Ранее Москва неоднократно критиковала международные суды за неблагоприятные для нее решения, однако теперь, вероятно, решила, что для легитимизации своей «принудительно-миротворческой операции» в Грузии их вполне можно использовать.

Автор: Михаил Тищенко

Источник: Лента.ру

Также по теме: К чему стремится Россия. Обзор зарубежной прессы

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.