В войне проиграли все? Путин и Саакашвили так не считают

lost-warВ фокусе внимания международных СМИ — годовщина войны за Южную Осетию и Абхазию. Россия и Грузия ныне ведут вербальную войну, причем Москва отказалась от термина «геноцид», отмечают журналисты. Саакашвили опасается за свою судьбу, но «бесстыдно», по словам оппозиции, держится за президентство. Медведев призывает к эмбарго на продажу оружия Грузии.

Как пишет The Financial Times, великолепный тактик и скверный стратег, Путин, похоже, не извлек уроков из прошлогодней войны с Грузией, в которой в конечном счете проиграли все. В России конфликт с небольшой постсоветской республикой считают триумфом собственного могущества, на деле же, утверждает FT, никто не выиграл в той войне. Грузия потерпела поражение и потеряла два региона, репутация ее президента Михаила Саакашвили как прозападного демократа была безнадежна подорвана.

В Москве считают, продолжает издание, что война доказала главенство России на постсоветском пространстве и послала соседним странам, желающим вступить в НАТО, недвусмысленный сигнал. Владимира Путина и впрямь хорошо подготовили в КГБ в плане тактических действий, однако российскому лидеру не удается выстраивать долгосрочные стратегии, говорится в статье: из-за ввода российских танков в Грузию Москву теперь боятся, а не уважают на всем Кавказе, и никакие взятки и газ здесь не помогут. Для «перезагрузки», предложенной Бараком Обамой, заключает FT, требуется не только взаимоуважение между Россией и США, но и уважение к слабым странам.

В другом материале The Financial Times сообщает, что Дмитрий Медведев призвал к международному эмбарго на продажу Грузии оружия, заявив, что Тбилиси, возможно, попытается отвоевать Южную Осетию и Абхазию. С начала войны Кремль демонизирует Саакашвили и призывает к смене правительства в Грузии, пишет корреспондент.

В пятницу Михаил Саакашвили сказал в интервью The Times, что Путин по-прежнему намеревается его убить в рамках своего плана по восстановлению советской империи. «Как предостерег грузинский президент, только сохраняющаяся поддержка Соединенных Штатов и Европы предотвращает российское вторжение в целях установления марионеточного режима», — пишет корреспондент Тони Хэлпин.

Рост напряженности на линии фронта между Грузией и российскими войсками, размещенными в Южной Осетии и Абхазии, Саакашвили объясняет тем, что Кремль испытывает Запад на прочность. «У Путина есть все резоны напасть на нас и покончить с делом. Но Путин — парень с улицы, который все еще боится полицейского, а на сей раз полицейский позвонил и остерег его. Впрочем, этот парень становится отчаянным. С его точки зрения, в Грузии дело не закончено. Как только тебе что-то не удается, ты больше не хозяин своего района», — заметил Саакашвили.

В интервью Саакашвили уверял, что осетины сами вернутся в состав Грузии, когда характер российской оккупации станет очевиднее. Завлечь назад Абхазию он надеется инвестициями в развитие экономики на западе Грузии.

Испанская газета El Pais публикует интервью оппозиционного грузинского политика Нино Бурджанадзе. Власть Михаила Саакашвили держится, в первую очередь, на «бесстыдстве», «потому что только человек, полностью лишенный стыда, может утверждать, что все хорошо, после потери 20% территории, и намереваться оставаться на своем посту», заявила она. Саакашвили полностью контролирует средства массовой информации, убеждающие народ в том, что вот-вот начнется новая война. Кроме того, подчеркнула Бурджанадзе, элита страны коррумпирована, и команда Саакашвили бесконтрольно манипулирует значительными средствами западных спонсоров. По ее словам, Грузия — полицейское государство, и после визита американского вице-президента Джозефа Байдена в Грузию ситуация в стране ухудшилась: происходят незаконные аресты, более 100 политзаключенных сидят в тюрьме по ложным обвинениям в хранении наркотиков и оружия.

«Для президента я враг номер один, ему очень важно дискредитировать меня и мою партию», — сказала Нино Бурджанадзе, вместе с тем признав за Саакашвили и положительные качества: харизму, решительность, боевой дух. До 2006 года, по ее словам, позитивное преобладало над негативным, но потом последовали шаги в направлении контроля над СМИ и судебной властью.

Война, вновь вскрывшая старые раны и нанесшая новые, на много лет отсрочила урегулирование ситуации в Южной Осетии, убеждена Бурджанадзе. Единственный выход — начать прямой диалог с

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.