В минском метро взорвали Белоруссию

minsk metroСергей Высоцкий, руководитель оппозиционной Белорусской партии свободы, о взрыве в минском метро узнал в Киеве — сюда он по делам приехал за день до трагических событий на родине. «Мое пребывание в Украине фактически спасло меня от ареста», — считает оппозиционер. И прогнозирует: теперь, после теракта в минском метрополитене, «под шумок» прокатится волна задержаний неудобных власти людей — это уже проходили.

С Сергеем мы разговариваем в пустом киевском кафе, и мой собеседник делает замечание: в Минске так с журналистом не пообщаешься. Интервью для печати белорусские оппозиционеры дают в квартирах, на улице или в машине. Так как в минской кофейне за соседним столиком обязательно кто-то молча будет сидеть и фиксировать разговор. «Сразу даешь интервью для печати и КГБ», — смеется Сергей. Высоцкий принципиально говорит по белорусски, а на лацкане пиджака носит знак своей партии с изображением льва. «Это в противоположность российским двуглавым орлам», — шутит. О следе этих «пернатых» в минском метро, версии теракта, слабой и сытой белорусской оппозиции, репрессиях и национально-освободительной борьбе Беларуси Сергей Высоцкий рассказал «Украине молодой».

Россия демонстрирует: «Белоруссия — наша»

— Сергей, после событий в Минске начали обсуждать различные версии теракта: от участия белорусских спецслужб до «руки Москвы». Какая из них вам кажется наиболее вероятной?

— Четкого ответа на этот вопрос нет, так как мы не владеем фактами в полной мере. Но надо понимать: этот теракт произошел в очень сложное для Белоруссии время. Во-первых, до сих пор в тюрьме после президентских выборов находится свыше 20 оппозиционеров. Некоторым уже присудили серьезные сроки — до четырех лет лишения свободы. Часть людей находится в поиске и прячется. И очевидно, что после выборов ситуация в государстве ухудшилась. Закрыты все западноевропейские центры, закрыта миссия ОБСЕ, не работает представительство Еврокомиссии. Происходит укрепление русификационного направления, политика этноцида усиливается: запрещены все белорусскоязычные музыкальные группы. Вместе с тем мы видим триумф российской бюрократии — подписано соглашение о Едином экономическом пространстве с Россией, Таможенном союзе. Параллельно ведется строительство российской экспериментальной атомной станции, которая вызывает серьезное неприятие у населения…

Моя версия: в этих событиях больше всего заинтересована Москва. Лукашенко, образно говоря, берут за жабры. Россия демонстрирует: «Белоруссия — наша». Конечно, нельзя отбрасывать и достоверность того, что теракт организовали сами белорусские спецслужбы. И это будет видно по тому, в какой мере будут зажимать и будут добивать белорусскую оппозицию.

«Если во время обыска кагэбисты находили что-то на украинском языке, это классифицировалось почти как международный терроризм»

— Есть еще версия, которую активно обсуждают в Интернете: дескать, теракт организован белорусскими спецслужбами, чтобы отвлечь внимание населения от экономического коллапса.

— Ситуация у нас и в самом деле нервозная: такого экономического кризиса Беларусь еще не переживала. Лукашенко под выборы брал кредиты у России, Китая и имеет теперь соответствующие последствия. Население паникует: люди становятся у очереди в 6 утра, чтобы купить 100 долларов. Прошел слух, что в несколько раз подорожают автомобили, и все бросились перегонять иномарки из-за границы. Конечно, люди не удовлетворены ситуацией в государстве.

Но хотя у меня нет причин оправдывать нынешний режим Белоруссии, очень не хочется верить, что власть могла пойти на сознательный теракт, такое преступление против собственного народа.

— Однако, с оппозицией белорусская власть не очень церемонится. Не боитесь, что на вас, неудобных режиму людей, будут стараться повесить этот взрыв?

— Не сомневаюсь, что это будет очередной повод для зачисток. Уже сейчас мы видим комментарии белорусского телевидения и намеки: дескать, мы же предупреждали вас об оппозиционных негодяях. После похожих событий трехлетней давности, когда в результате взрыва на День независимости (3 июля 2008 года. — Ред.) пострадало около 40 человек, всех более или менее боеспособных молодых лидеров оппозиции пропустили через жернова КГБ — задерживали, снимали отпечатки пальцев, оказывали давление, запрещали выезд, проводили обыски. За
бирали компьютеры, литературу. А если, не дай Бог, что-то находили на украинском языке, то это классифицировалось почти как международный терроризм.

Я прошел через это лично. После обыска у моих родителей у мамы произошел инфаркт. В моем доме в поисках свидетелей специально обошли два подъезда и всем сообщили, что я прохожу по делу о взрыве. Особенно переживала моя жена, которая работала в гимназии, где учились пострадавшие дети.

Меня тогда задержали — несколько суток я провел в изоляторе КГБ. Потом отпустили под подписку о невыезде. Но тотальный контроль не прекращался — не было возможности устроиться на работу даже грузчиком! Прихожу к работодателю, а через несколько минут появляется офицер КГБ и расспрашивает: «А что Сергей Высоцкий здесь делал?».

— На этот раз лично Вас обвинить будет тяжело, ведь во время взрыва вы были в Украине…

— В этом мне действительно повезло, иначе меня бы уже очевидно задержали и предъявили обвинение. Теперь же спецслужбам будет сложно что-то «пришить».

И я боюсь худшего: чтобы не начали новые страшные атаки, чтобы окончательно испугать людей и сделать Лукашенко еще более зависимым. После взрывов 2008 года репрессии длились до тех пор, пока след не вывел на Россию. После этого дело сразу замяли. Но нынешний взрыв в метро – более серьезное преступление.

Поэтому важно, чтобы мировая общественность (и Украина также) пристально следила за этой ситуацией. Так как там, в метро, не просто подорвали невинных людей — там подорвали Белоруссию. И это может открыть новую страницу — боюсь, еще более страшную для нашей страны. Понимаете, Белоруссия прошла и стадию бархатного, и стадию сурового авторитаризма, сейчас у нас тоталитаризм. Стоит вопрос: что будет дальше?

«Готовимся к борьбе за независимость Белоруссии»

— Каковы вообще сейчас настроения у белорусов?

— Ситуация в государстве доведена до абсурда. Например, во время празднования Дня свободы 25 марта спецслужбы устроили настоящую охоту: КГБ мог задержать человека только за то, что он шел по центру города с пакетом в руках — а вдруг там какое-нибудь знамя, листовки или что-то посерьезнее? Спецназовцев тысячами нагнали во дворы центра города, было арестовано свыше 60 человек.

Поэтому протест в обществе назревает, и это очень заметно. Вместе с тем никогда в Белоруссии еще не было такого патриотического настроя. На чем «выехал» Лукашенко во время выборов? На патриотических лозунгах на манер: «Белоруссия — вторая Швейцария, независимая от России и Запада, крепкая экономика, инвестиции, независимость». Это потом он забыл об обещаниях. Но белорусы теперь боятся. Не только Лукашенко — они боятся потерять государственность.

— К чему, учитывая все это, готовится белорусская оппозиция? В частности, ваша политсила?

— Следует разграничивать «официальную» и народную оппозицию, к которой мы принадлежим. Мы готовимся к борьбе за независимость Белоруссии. Так как все страшные звоночки ничего доброго не предвещают. Сейчас немало оппозиционеров начнет говорить, что Лукашенко виновен. И фактор Лукашенко здесь не единственный. У нас во время президентских выборов четыре кандидата от оппозиции призвали за союз с Россией. И с ней, дескать, в Европу. Гениально! И чем они лучше Лукашенко?

Понятно, что мы не поддерживали таких кандидатов. Проблема же не в Лукашенко, а в том, чтобы разорвать пуповину колониальной зависимости от России, чтобы Белоруссия, в конце концов, получила национальную свободу. И демократизацию Белоруссии нельзя рассматривать без национально-освободительного движения. Это самообман. Поэтому мы представляем именно ту часть оппозиции, которая ставит перед собой цель — формирование новой политической элиты, национальной, белорусской.

— Значит, у вас та же проблема, что и у нас: народ не удовлетворен властью, но не в восторге и от оппозиции…

— Так и есть. Кроме того, следует учитывать, что Лукашенко все эти годы сознательно уничтожал национально сознательные структуры в Белоруссии — раскололи, раздавили, лишили регистрации. Из национально-демократических партий осталась на самом деле разве что только наша партия, которая не может зарегистрироваться. Но мы, по крайней мере, является олицетворением идейности, имеем определенную дееспособность.

К нашим либеральным оппозиционерам есть много вопросов. Не секрет, что на их поддержку выделяются огромные ресурсы. США каждый год предоставляет по 40 миллионов долларов — это официальная информация. При такой поддержк
е можно было сделать уже три демократические революции! Но ничего не происходит: у наших оппозиционеров нет даже штабов, не могут они организовать и охрану демонстраций, чтобы не допустить бойни. Кроме того, очевидны проявления коррупции — некоторые оппозиционеры, например, имеют шикарные джипы. Народ же все видит и спрашивает: откуда деньги?

Как можно было допустить, что в официальной оппозиции фактически нет белорусских патриотов, не задействованы в диалоге достойные представители духовенства, писатели, диссиденты — элита, которая является фундаментом любой нации. Поэтому и имеем такую ситуацию. А неуважение к политической элите в народе обещает серьезные потрясения для страны.

Досье «УМ»

Сергей Высоцкий — белорусский оппозиционный политик консервативно-националистического направления, политолог. Руководитель незарегистрированной Белорусской партии свободы. 39 лет, состоит в браке. Родился в Минске. Закончил факультет истории и политологии Минского педуниверситета. БПС основал в 1994 г., вместе с партийцами принимал участие во многих оппозиционных акциях. Высоцкий, по его словам, победил на выборах в Верховную Раду Белоруссии в 1996 г., но Лукашенко аннулировал результаты голосования.

В 2000 г. партия пережила серьезный раскол (Высоцкого исключили из ее состава), а в 2003 г. объявила о самоликвидации. Однако крыло Высоцкого продолжает активную деятельность БПС на нелегальных началах. Сергей Высоцкий — активист Оранжевой революции в Украине. Своими украинскими побратимами «свободовцы» называют УНА-УНСО, УНП и КУН.

Перевод: Антон Ефремов

Автор: Марина Ткачук («Україна Молода», Украина)

Источник: ИноСМИ.Ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.