Трое в лодке, не считая трубы

zakayev7 сентября небольшой Пултуск, невдалеке от Варшавы, оказался в центре интереса европейских средств массовой информации. Городок, который за пределами Польши известен разве что историкам наполеоновских войн, вторично получил шанс попасть в историю международных конфликтов. В 1806 году под Пултуском состоялась российско-французская битва, победу в которой одержали войска Наполеона.

Как и два века назад, в 2010-м над склонами Пултусского замка нависла тень «русского мира». Старые крепостные стены снова задрожали от грохота, который доносился с востока. Правда, на этот раз в ход пошла тяжелая артиллерия кремлевской дипломатии. Камнем польско-российского преткновения стало второстепенное, на первый взгляд, событие — немногочисленный съезд чеченской диаспоры и политических беженцев, громко названный Мировым конгрессом чеченского народа.

Почти как дома

Чеченские беженцы ропщут на Польшу. Во многих случаях небезосновательно. Дела беглецов от путинско-кадыровской «справедливости» польскими иммиграционными службами рассматриваются долго, и ожидания чеченцев не всегда оправдываются. Беженцы считают абсурдными требования представить доказательства преследования в России. Дескать, кто мог бы такие доказательства предоставить? Те, от кого едва удалось убежать?

Примечательно, что на конгрессе в Пултуске гораздо категоричнее самих чеченцев в оценке ситуации с беженцами были иностранные эксперты. Бельгийская правозащитница Аннемари Гилен из Pax Chrіstі увиденное и услышанное в польских центрах, где содержат пришельцев из Чечни, назвала одним словом — «катастрофа». Гилен констатировала, что беглецы из чеченского «рая» подавлены и запуганы. Они боятся говорить о том, что пережили. Дескать, эмиссары Рамзана Кадырова, кремлевского ставленника в Грозном, на территории ЕС чувствуют себя уверенно и безнаказанно. «Это угроза уже не только для чеченских беженцев, — с нажимом сказала Гилен, — это угроза для Европы».

Те чеченцы, которые немного освоились в стране над Вислой, более сдержаны в своих высказываниях. Они не отождествляют польскую бюрократическую машину, которая унаследовала австро-прусскую дотошность и российско-совковую хамовитость, со всей Польшей. Знают, что и сами поляки страдают от такого «наследства». Активисты чеченских организаций делают ударение на исключительной моральной поддержке, которую Польша и поляки годами предоставляли маленькому кавказскому народу. Не потому ли после смоленской катастрофы в скорбной толпе под президентским дворцом в Варшаве рядом со склоненными польскими знаменами развевалось чеченское?

Ахмед Закаев, глава непризнанного в мире правительства Чеченской Республики Ичкерия (именно таково полное название этого кабмина в изгнании), еще 16 сентября повторял, что в Польше себя чувствует, словно дома.

Кто в Польше хозяин

Однако Ахмеду Закаеву напомнили, что в Польше он все-таки не дома. Варшава не смогла не отреагировать на «боль» Кремля. Уже несколько дней из Белокаменной звучали заявления о том, что цель «опасного» чеченского конгресса — обострение ситуации на Северном Кавказе. О своих ожиданиях чувства ответственности «польских партнеров» заявили посол России в Польше Александр Алексеев и глава российского МИД Сергей Лавров. Российская Генпрокуратура, самая гуманная прокуратура в мире, заверила поляков, что «в случае экстрадиции Ахмеда Закаева в Россию будут соблюдены все его права, предусмотренные международными нормами». Разрешение на проведение чеченского конгресса, полученное от администрации предыдущего президента Польши, почему-то не убедило польскую полицию.

Как-то вдруг внезапно опомнившись, она решила, в конце концов, сдать «чеченского террориста», как называют Закаева в Москве, разыскивающей его через Интерпол, в прокуратуру. Очевидно, что лицо со статусом политического беженца в Великобритании, дважды оправданное европейскими судами, все еще остается соринкой в непорочно-чистом кремлевском глазу. О том, что на самом деле Закаева России не отдадут, говорили и в Москве, и в Варшаве. Радослав Сикорский, польский министр иностранных дел, один из наиболее горячих и последовательных приверженцев польско-российского потепления, даже проговорился, что при коммунистах он тоже имел статус политического беженца в Великобритании и находился под защитой Женевской конвенции.

Интересно, что от действий польской
полиции открещивались и правые, и левые польские политики. И те, и те твердили, что повод для задержания чеченца не столько юридический, сколько политический; что Россия — партнер, конечно, стратегический, но правами и достоинством человека Польша не будет торговать.

17 сентября, поздно вечером, после соответствующего решения суда Закаев триумфально вошел в зал, где проходил чеченский конгресс. От сердца отлегло не только у чеченцев. Заседание длилось до шести утра…

Заинтересованные наблюдатели, следившие за ходом странного польско-российского противостояния, лишь руками развели. Зачем нужен был весь этот, по точному выражению депутата Европарламента Павла Коваля, цирк с задержанием, который Москва могла бы представить как большое достижение своей дипломатии?

Скребя в затылке, наш взволнованный наблюдатель приходил к выводу, что заявления об ожидании российского МИД — своеобразный кремлевский тест для Варшавы. На степень ее готовности к сотрудничеству. Такому, какое требуется Кремлю. Образно говоря, российский заказчик пощупал польский сыр – созрел ли?

Кроме того, дело задержания Закаева здорово попахивает… голубым топливом. Когда в Пултуске проходил чеченский форум, польская правительственная делегация готовилась к поездке в Россию договариваться о деталях нового польско-российского газового договора. Срок действия старого истекает 20 октября… Переговоры, которые начались в Москве сразу после завершения пултусского форума, оказались безрезультатными. Вообще, в ближайшие месяцы между Москвой и Варшавой, вероятно, будет происходить много интересного. После неудачных газовых переговоров в Москве Польская национальная нефтегазовая компания (PGNі) и оператор газопроводов Gaz-System сообщили, что Польше надо готовиться к ограничениям в поставках российского газа. В последние два месяца этого года полякам может не хватить половины необходимого стране голубого топлива.

Технология бараньих рогов

Спектакль, разыгранный вокруг задержания Закаева, собственно, затмил повод, ради которого этот глава правительства в изгнании приехал в Польшу, — Мировой конгресс чеченцев. Предыдущее мероприятие с таким названием состоялось в 2002 году в Дании. Тогда Ахмеда Закаева также задерживали и оправдывали. И с того времени распри и недоразумения между чеченцами настолько углубились, что нынешний конгресс стал еще менее мировым, чем в 2002-м. Чеченские оппоненты Закаева упрекают его в том, что форум в Пултуске представлял лишь немногочисленную группу его сторонников. На что приверженцы правительства в изгнании отвечают, что многие чеченцы просто боялись показаться на форуме, чтобы не попасть под прицел российских спецслужб.

Чеченская среда, сплоченная вокруг Закаева, в отличие от радикалов, которые призывают к «священной войне» под флагом Аллаха, исповедует идею национально-освободительного движения. На форуме в Пултуске закаевцы делали ударение на необходимости мирного решения кавказского кризиса при участии международных организаций. Глава Мирового конгресса чеченского народа профессор Дени Тепс повторял, что чеченская проблема давно выплеснулась за границы Чечни и угрожает перерасти в конфликт при участии сверхдержав. «И как этому конфликту положить конец, если в нем заинтересована Москва?» — спрашивали делегаты форума. Искусственное поддержание кавказского конфликта, твердили они, — проверенный инструмент укрепления российского авторитаризма.

На конгрессе четко разделились две генерации в среде чеченской диаспоры. Старшие говорили о невозможности любой организационной работы под давлением кремлевской античеченской пропаганды. «Все Российское государство, — сказал один из делегатов, — это грандиозная пропагандистская машина». Дескать, затравленные, испуганные и обнищавшие, с тавром террористов, беженцы из Чечни стараются элементарно выжить в безразличном к их трагедии мире. Одним словом, без влиятельных покровителей и больших денег ничего не сделаешь.

Иначе о «безнадежном» чеченском деле на форуме высказывались представители младшего поколения. Эти молодые люди изучают западные языки, овладевают интернет-пространством и ненавидят «тюрьму народов». Они уверены: чтобы сделать мир преклоннее к чужому несчастью, не обязательно иметь толстый кошелек.

Общей в различных докладах была мысль о Чечне как своеобразной лаборатории, где российский авторитарный режим обкатал технологию скручивания общества в бараний рог. Дени Тепс в программном докладе называл этапы
деградации чеченского общества: размежевание и ссора всех со всеми, насаждение единоличной власти, радикализация и экстремизация несогласных, подмена исторической памяти, отвратительное подхалимство, всепоглощающая коррупция и резкое снижение критериев нравственности…

Вам это ничего не напоминает?..

На те же польские «грабли»

17 сентября дежа вю не произошло. Но предупредительный сигнал для поляков прозвучал: «Броня крепка и трубы наши…». Из-за ширмы разрекламированной польско-российской дружбы выдвинулся настоящий, без грима, хозяин постсоветских пространств. Он не против того, чтобы приструнить бывших подчиненных и как можно надежнее оседлать европейские газовые трубы.

И российское внешнеполитическое ведомство, указывая полякам, что те должны делать с чеченцами, повело себя, будто медведь в магазине с фарфором. Ну не постичь кремлевским «умом» польский гонор… Как и не постичь, что каждый народ превыше всего стремится к свободе. Даже маленький. Чеченский конгресс в Пултуске не был достаточно представительным, не стал форумом реалистов, но о нем заговорили в мире. Чеченская диаспора оказалась не настолько слабой, а поляки не настолько поддающимися давлению, как надеялись в Кремле.

Автор: Ростислав Крамар («Український Тиждень», Украина)

Источник: ИноСМИ.Ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.