Теперь мы будем защищать Тбилиси. Он не должен стать вторым Сараево

georgian_war3.JPEGНе думайте, что речь идет о местной проблеме: быть может, мы стали свидетелями самого важного поворота в европейской истории после падения Берлинской стены. Мы слышим, как из Москвы доносятся крики. «Геноцид!» — обвиняет Путин, который даже не удосужился произнести это слово на 50-й годовщине освобождения Освенцима.

«Мюнхен!» — говорит нежный Медведев. Тем самым Медведев намекает на то, что Грузия с ее 4,5 млн жителей является воплощением Третьего рейха. Мы будем очень внимательны и не станем недооценивать ментальные способности двух лидеров, но мы подозреваем, что, изображая негодование и особо при этом усердствуя, российские правители демонстрируют намерение совершить решающий шаг.

Кремлевские политтехнологи вновь вернулись к классическим приемам пропаганды: чем больше ложь, тем сильнее удары. Кто первым открыл огонь на этой неделе? Неактуальный вопрос. Грузины вышли за пределы Южной Осетии, территории, которая — стоит напомнить — согласно международным законам, находится под их юрисдикцией. Они ушли из соседних сел. Быть может, они должны оставить и свою столицу? Правда в том, что интервенцию российской армии за пределы своих границ, против независимой страны — члена ООН можно считать чем-то новым в этих краях после нескольких десятилетий — если быть точными, с момента начала вторжения в Афганистан. В 1989 году Горбачев отказался посылать советские танки против польской «Солидарности». Пятью годами позже Ельцин предусмотрительно не дал разрешения русским дивизиям проникнуть в Югославию, чтобы поддержать Милошевича. Сам Путин не рискнул развернуть свои войска против «революции роз» (Грузия, 2002 год) и затем против «оранжевой революции» (Украина, 2004 год). Сегодня все пошатнулось.

И перед нашим взором формируется новый мир, в котором действуют новые нормы. Чего ждут Европейский союз и Соединенные Штаты, чтобы прекратить захват Грузии, страны, дружественной Западу? Будем дожидаться того, чтобы Михаил Саакашвили, прозападный демократически избранный лидер, закончил свои дни свергнутым, отправленным в ссылку, замененным марионеткой или повешенным? Порядок в Тбилиси будет восстановлен таким же образом, как в Будапеште в 1956 году или в Праге в 1968? На все эти простые вопросы достаточно дать один ответ. Необходимо спасти демократию, которой угрожает смерть. Потому что эта история касается не только Грузии, а также Украины, Азербайджана, Центральной Азии, Восточной Европы, да и самой Европы тоже. Если мы позволим танкам и бомбардировщикам разрушить Грузию, мы дадим понять всем странам региона, соседствующим с Великой Россией, что мы их никогда не защитим, что наши обещания — это макулатура, наши добрые намерения — бессмыслица и что они ничего не должны от нас ждать.

Остается мало времени. Поэтому начнем с того, что четко скажем, кто является агрессором: это Россия Владимира Путина и Дмитрия Медведева, этого прославленного «либерала», который должен был выступать в качестве противовеса национализму первого. Пора покончить с увертками и очковтирательством: 200 тысяч погибших в Чечне, которых называли «террористами»; судьба Северного Кавказа — «внутренний вопрос»; Анна Политковская, убитая журналистка; Литвиненко… Следует, наконец, сказать, что путинская автократия, родившаяся благодаря непонятным терактам, залившим кровью Москву в 1999 году, является ненадежным партнером и в еще меньшей степени дружественной державой. По какому праву эта агрессивная, угрожающая и не вызывающая доверия Россия все еще является членом «большой восьмерки»? Почему она все еще представлена в Совете Европы, институте, сформированном, чтобы защищать ценности нашего континента? Зачем предоставлять щедрые инвестиции, прежде всего со стороны Германии, для строительства газопровода по дну Балтийского моря, обладающего лишь одним преимуществом, которое выгодно для русских и заключается в том, что он не пройдет по территории Украины и Польши? И если Кремль будет настойчив в своей агрессивности на Кавказе, не станет ли это поводом для Европы пересмотреть весь комплекс своих отношений с великим соседом? Россия вынуждена продавать свою нефть так же, как мы ее вынуждены приобретать.

Иногда удается шантажировать шантажиста. Если Европе удастся набраться смелости и уверенности, чтобы принять вызов, она может продемонстрировать свою силу. В противном случае она мертва. Два автора этой статьи публично просили Ангелу Меркель и Николя Саркози в
письме, датированном 29 марта 2008 года, не препятствовать сближению Грузии и Украины с НАТО. Такое решение могло бы защитить их территории. Газ продолжал бы поступать. И «логика войны», которая так пугает наших маркизов де Норпуа (маркиз де Норпуа — герой эпопеи Марселя Пруста «В поисках утраченного времени». — Прим. ред.), была бы блокирована. Напротив, мы убеждены, что наш отказ станет катастрофическим сигналом новым царям национал-капиталистической России. Он покажет им, что мы слабы и несостоятельны, что Грузия и Украина являются землями для захвата и что мы готовы положить их на алтарь возрожденных имперских российских амбиций. Нежелание интегрировать или, точнее, задуматься о том, чтобы интегрировать эти страны в пространство европейской цивилизации, будет иметь дестабилизирующий эффект для всего региона. Короче говоря, уступить Владимиру Путину — значит сказать, что мы готовы в его честь пожертвовать нашими принципами, и, отступив прежде, чем мы успеем сделать хоть что-то, мы будем способствовать лишь укреплению в Москве самого злобного национализма.

Это все равно, что думать о худшем, не желая в это до конца верить. Но худшее уже произошло. Чтобы не беспокоить Москву, Франция и Германия наложили свое вето на эту перспективу присоединения (к НАТО. — Прим. ред.). Путин понял это послание и развернул в знак благодарности свое наступление. Настало время изменить методы. Европейцы присутствовали, бездействуя по причине разногласий, при осаде Сараево. Они наблюдали, бездействуя, за трагедией Грозного. А на этот раз малодушие вынудит нас пассивно и рассеянно наблюдать за капитуляцией демократии в Тбилиси? Генеральный штаб Кремля никогда не верил в существование «европейского союза». Ему прекрасно известно, что за красивыми словами, которыми разбрасывается Брюссель, скрывается вековое соперничество между государствами, взаимно парализующее и поддающееся манипулированию. Грузинский тест является доказательством существования и несуществования: Европа, которая была построена против железного занавеса, против вчерашних и нынешних фашистских режимов, против своих собственных колониальных войн, Европа, которая праздновала падение Берлинской стены и приветствовала «бархатную революцию», оказалась сегодня на грани комы. 1945-2008: мы хотим санкционировать конец нашей короткой общей истории на олимпийских играх террора, проходящих в настоящее время на Кавказе?

Авторы: Андре Глюксманн и Бернар-Анри Леви, Corriere Della Sera

Источник: Inopressa.ru

Также по теме:  Запад перед лицом «наполеоновских амбиций» Путина. Обзор зарубежной прессы

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.