Сербские выборы: повременим учить албанский

serbija_election.jpgОчередные президентские выборы в Сербии показали, что сербы не против интеграции в Европу и сотрудничества с Россией, однако не желают терять Косово ни в коем случае. С небольшим перевесом победил действующий президент Борис Тадич, всего на 3 процента обойдя своего конкурента-«националиста».

Космополиты, мусульмане и венгры

Эти выборы — тот редкий случай, когда отстающий в первом туре кандидат опережает во втором лидера первого тура выборов, которые состоялись 20 января. Тогда победу праздновал соратник Воислава Шешеля Томислав Николич. Однако за следующие 2 недели действующий президент смешанной балканской республики, не имеющей выхода к морю, что называется, «поднажал», вытянув на участки мещан, которые обычно больше интересуются не политикой, а куском хлеба и состоянием своего кармана.

Как результат, за Тадича отдали свои голоса 2257105 человек (50,57%), а за Николича — 2129403 избирателя (47,71%). Аналитики отмечают, что если за радикала Николича голосовали преимущественно сербы, то за «проевропейца» Тадича — 300 тысяч банатских венгров, имеющих автономию, 200 тысяч босняков Санджака на юго-востоке стране, 60 тысяч албанцев Прешевской долины (юго-запад Сербии) и космополитичный проевропейский Белград.

И это притом, что, как бы то ни было, по этим трем вопросам в стране существует консенсус. Речь идет об отношении к Европе (подавляющее большинство жителей хотят видеть Сербию членом ЕС), желании остановить отторжение Косово (любой ценой) и двойственной любви к России (от «спаси, Россия» до «ненавидим из-за того, что оставила Сербию в беде»).

Тем не менее, пресса из стран СНГ навесила на Николича ярлык пророссийского националиста-русофила, а на Тадича — «евролиберала», хотя и тот, и другой имели достаточно схожие программы. Различались они разве что по уровню радикализма. И тот, и тот ездили в Россию перед выборами, и первый, и второй ничего не имеют против Европы, и претендент, и президент имели в своем активе радикально сербские лозунги.

Официальная Москва на этот раз не повторила украино-абхазской ошибки — пригласила к себе и Тадича, и Николича. Первый торжественно встретился с Путиным на церемонии подписания бумаг по поводу поглощения «Газпромом» своего сербского аналога. Второй красиво общался с Дмитрием Медведевым.

Россия, спасай!

Что касается реакции на выборы, то они вызвали бурную реакцию российского общества. Одни удивлялись, как сербы «умудрились выбрать политика, поддерживающего европейцев, которые их бомбили 8 лет назад». Другие радовались, что РФ не вступила с этими выборами в лужу, третьи потирали руки в ожидании признания независимыми непризнанных государств на территории СНГ, а четвертые радовались, что сербские националисты нарастили свою электоральную базу по сравнению с прошлыми президентскими выборами.

В этом контексте интересен скептицизм тех наблюдателей, которые уже ожидают череды заявлений «угнетаемых» венгров Банатской Воеводины. Между тем, Будапешт, как и его сербская диаспора, проводят достаточно неприятную для Старой Европы политику собственной самоидентификации. Дело в том, что за пределами страны, в близком зарубежье, проживает около трети всех потомков святого Иштвана (Сербия, Словакия, Закарпатье, Румыния). Центр проводит достаточно агрессивную просветительскую политику, что вызывает глухое раздражение на Западе, где работают над созданием общеевропейской самоидентификации. Так вот, сербы, в отличие от венгров, не против интегрироваться.

Потому сравнивать сербов с немцами после войны с СССР вряд было нормально. К сожалению россиян (считающих, что Москва вступила в мясорубку Первой мировой из-за сербов), страна, в которой произошла первая цветная революция, уже давно не хочет следовать в фарватере имперской политики нашего северо-восточного соседа.

Да и РФ сейчас, по большому счету, не очень важно, кто стал президентом Сербии. Ведь сейчас речь идет о статусе Косова.

В этой ситуации следует слегка посочувствовать тем косоварам, которые намерены были уже в ближайшие дни объявить о своей независимости в случае прихода к власти маленького Милошевича, который активно разыгрывал эту карту во время своей предвыборной кампании. Как пишет Виталий Портников, Николич был единственным кандидатом на пост президента, проведшим предвыборный митинг в Косовской Митровице и пообещавшим сербам региона, что не оставит их своими заботами.

На
блюдатель вспоминает, что Милошевич тоже начинал с этого — возглавив Сербию, приехал в Приштину и сказал косовским сербам: «Вас больше не будут бить». Эту фразу югославского президента вспоминали многие, когда армия Югославии покидала Косово, а вслед за ней уходила большая часть сербского населения. «Подробности» уже не раз писали о косовской проблеме и в контексте общемировом, и с точки зрения федерализации, и с точки зрения «лоскутности» мира.

Гордиев узел Косова

Теперь же, когда у власти новый старый проевропейский президент, с Тадичем придется договариваться, искать компромиссы, ожидать — в общем, решать вопрос независимости края «цивилизованно». Это, кстати, на руку и Москве. Ведь чем дольше продлится канитель с отделением края, тем больше очков наберет ее внешнеполитическое ведомство.

Если посмотреть на современную Сербию в контексте соперничества США и ЕС, то получится, что националисты и сторонники НАТО играют за янки и против Брюсселя, который всегда был заинтересован в тлении раскаленной сковородки Европы. Интересно, что во время предвыборной страды с Николичем работали заморские политтехнологи. Потому, с этой точки зрения, США проиграл раунд противостояния с Евросоюзом, ведь избрание Николича могло вернуть европейцев к откровенно антисербской позиции девяностых. Сейчас же евробюрократы отнюдь не будут спешить к независимости края, ведь это вызовет ответную реакцию набравших силу сербских правых.

Оппонентам Запада остается лишь утешаться пророчеством, рассказ о котором достоин занесения в анналы любителей фофудьеносного движения. Итак, как рассказывает епископ Мелешевский Филарет, в 1993-м году афонский старец, преподобный Паисий Святогорец предсказал тот факт, что край раздора останется сербам, хотя из-за него и прольется много крови.

Что же до Москвы, то почти любое разрешение сербской проблемы не очень выгодно Кремлю. Ведь в том случае, если косовары обретут собственное государство после этнического конфликта россиянам придется что-то решать с Карабахом, Южной Осетией, Приднестровьем и Абхазией. Одно дело, когда эти полугосударства являются эффективным инструментом манипулирования Тбилиси и Кишиневом.

Так что выборы в Сербии, с одной стороны, удержали от эскалации конфликта, а с другой — еще больше усложнили развязывание гордиева узла вокруг Косова.

Автор: Сергей Климович

Источник: Подробности

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.