Российский сержант на пропагандистской войне

glukhovОбычное дело — солдат дезертировал из воинской части. Для любого, хоть немного представляющего себе, что такое наша армия, в этом нет ничего удивительного. По официальным данным, в России ежегодно воинские части оставляют около 2 тысяч солдат. Правозащитники говорят, что эта цифра больше — как минимум в два раза. Основная масса военнослужащих, как показывает статистика, бежит из армии из-за неуставных отношений. Лишь меньше года назад Верховный суд разрешил оправдывать солдат, дезертировавших по причине дедовщины, а до этого любой факт самовольного оставления воинской службы, независимо от его причин, карался довольно строго, вплоть до 10 лет лишения свободы.

Так что в дезертирстве 21-летнего сержанта Александра Глухова, призванного в армию из маленького удмуртского города Сарапула, тоже не было бы ничего удивительного… Если бы сбежавший солдат не обнаружился в соседнем государстве, да еще обращающимся по центральному телевидению с просьбой к тамошнему президенту о предоставлении убежища. Российский солдат Глухов сбежал из Грузии в Грузию, или из Южной Осетии в Грузию — формулировка зависит от политических взглядов. Как и название спорного района, где располагается подразделение — Ахалгорский или Ленингорский (соответственно, грузинский и осетинский варианты названия).

Пока политики ломают копья, российские военные и осетинские вооруженные формирования продолжают оставаться в занятом после августовских событий стратегически важном месте, а местные жители продолжают его покидать.

Правозащитники уже несколько месяцев вовсю бьют тревогу в связи с катастрофическим положением, сложившемся в этом районе: население, подавляющее большинство которого до августа прошлого года состояло из этнических грузин, отсюда бежит. Причем главная опасность — не банды вооруженных осетинских мародеров, до сих пор ползающие по району. Гораздо большей угрозой является предстоящая принудительная раздача осетинских паспортов, о которой говорят цхинвальские власти. А также есть опасения, что проезд в Грузию — уже сейчас значительно осложненный — новыми осетинскими властями будет закрыт совсем.

В самой Осетии поговаривают, что этот район больше нужен России, чем признанному ей государству, у которого не хватает населения, чтобы заселить даже ранее контролировавшиеся территории. Поэтому и ввели на стратегически важную с военной точки зрения территорию российские войска уже в середине августа. А еще раньше, до войны, российские специалисты строили дорогу, которая бы соединила Ленингори с остальной Осетией — до этого попасть в отдаленный район можно было только выехав на центральную грузинскую трассу. До войны достроить не успели, потому завезенные туда на бронетехнике и внедорожниках военные оказались фактически отрезанными от внешнего мира.

Еще в августе, когда мы с коллегами натыкались на редкие российские блок-посты в дожигаемых грузинских селах, солдаты останавливали нас, казалось, с одной целью — попросить сигарет или бензина, чтобы приготовить ужин. Но тогда было лето, и на улице было +30, и местные осетины еще с удовольствием кормили солдат освободительной армии. А еще казалось, что война уже закончилась, и скоро назад, в Россию.

Но время шло, а вернуться многим так и не удавалось. Военнослужащие, заключившие контракт, начинали роптать: ‘Я в Ботлихе (Дагестан) служил, 14-15 тысяч получал в месяц. В Ботлихе было нормально: и кормили хорошо и условия службы были нормальные. Когда нас сюда отправляли, обещали платить 54$ в сутки, а пока платят по 8 тысяч рублей в месяц. Боевые тоже не платили. Говорят, теперь мы — на положении заставы, и заступили до весны. Перевели нас сюда без нашего согласия, что противоречит условиям контракта. При переводе мы ничего не подписывали — по тревоге приехали сюда, и все.

Я хочу обратно в Ботлих перевестись. Зимовать я здесь не хочу. Здесь ненормальные условия’.

Кроме жалоб на условия контракта, солдаты, служащие в Ахалгорском районе, рассказали сотрудникам ‘Мемориала’ о тяжелых бытовых условиях.

‘Наш батальон завезли сюда в октябре, поставили на высотку близ селения Мосабруни, у границы с Грузией. Вместе с офицером нас сейчас 14 человек. Живем в палатке, недавно ее поставили. Одну печку нам дали, вторую сами сделали. Сами сено принесли, устроили себе лежки. Кроватей нет. До этого и палатки не было, спали в окопах, под бушлатами.

С подвозом продовольств

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.