Россия-Грузия: 5 лет без войны

Со времен эскалации российско-грузинского военного конфликта миновало уже 5 лет. И хотя сами боевые действия длились всего несколько дней, их последствия серьезно «аукаются» и поныне: в гуманитарной сфере, внутриполитической, международной. Позиция РФ с тех пор не изменилась, а вот политический курс Тбилиси подвергся коррекции.

Эффект от принуждения

Российско-грузинская война 2008 года не только жестоко ударила по жителям пострадавших регионов, но и существенно повлияла на политические реалии. Сепаратизм и отстаивание государственных интересов, опыт защиты «соотечественников за рубежом» и «принуждение к миру», международный резонанс и затяжные информационные войны – ширину и глубину конфликта пятилетней давности нельзя недооценить. Как и значимость его последствий.

Даже с учетом важности предваряющих событий, само условно трехстороннее противостояние началось в ночь на 8 августа 2008 года – с артиллерийского обстрела Цхинвали с грузинской стороны и последующим вступлением войск РФ на территорию непризнанной республики. Как известно, сами «боевые действия в прямом эфире» продолжались по разным подсчетам от 5 до 8-9 дней (в зависимости от того, что именно наблюдатели называли «боевыми действиями») и уже вошли в историю как «Пятидневная война». Однако и после того, как (не без давления Запада) огонь был прекращен, российские войска оставались на спорных территориях. 26 августа 2008 года Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, после чего Тбилиси разорвал дипломатические отношения. И последние – до сих пор не восстановлены.

Если судить по словам одного из главных действующих лиц событий пятилетней давности, как минимум, для России лето 2008 года остается примером того самого сравнительно эффективного принуждения к миру. «Я считаю, что все, что было нами предпринято — и мною как президентом страны, и нашими вооруженными силами, и, в конечном счете, на политическом и дипломатическом уровне, – позволило успокоить ситуацию. Да, это были непростые решения, но я считаю, что все было сделано в этом смысле правильно», — рассказал Дмитрий Медведев в нашумевшем интервью грузинскому каналу «Рустави-2». Ныне премьер, а тогда президент Российской Федерации уверяет, что он «никогда не давал как верховный главнокомандующий установку зайти в Тбилиси, поменять там политический режим и казнить Саакашвили», а лишь стремился защитить от агрессии сограждан, число которых на тот момент в Южной Осетии приближалось к 80 процентам.

Сохраняя незыблемым отношения к делам минувших дней, глава российского правительства также не считает, что в пересмотре нуждаются геополитические последствия той войны. «Условий для пересмотра этого решения (о признании независимости двух республик, — «Подробности»), конечно, сейчас нет никаких. Это было бы просто грубейшей ошибкой и обрекло бы эти народы на очень сложное существование, если не сказать на уничтожение при определенных ситуациях. Надеюсь, что они не повторятся, потому что у вас тоже все меняется – у вас власть меняется, и подходы людей меняются, но тем не менее», — уточнял премьер-министр. И лидеры этих республик нередко отвечают Москве политической «взаимностью». Нынешний президент ЮО Леонид Тибилов не исключает возможность объединения южных и северных осетин. «Если это произойдет, тогда, естественно, мы видим себя в составе России», — тут же пояснял он в августе 2013-го.

А вот грузинская сторона с таким полетом международной мысли зачастую не соглашается. В Тбилиси по-прежнему используют неприятное слово «оккупация». «Спустя пять лет после вторжения на суверенную территорию Грузии и осуществления широкомасштабной военной агрессии против независимого государства российскими войсками вновь оккупированы 20 процентов территории Грузии», — гласит «юбилейное» заявление МИД республики, обнародованное 7 августа. Ранее два государства довольно напряженно обсудили проблему демаркации границы Южной Осетии. Но в то же время правящие силы достаточно аккуратно комментируют сложные темы. «Единственный путь – это дружеские, братские отношения. Ни в коем случае, даже на уровне разговоров, слово «сила» не должно быть упомянуто. Мы должны построить демократичное, экономически сильное государство и разбудить у них (у осетин и абхазцев) желание жить вместе с нами», — заявил недавно премьер Грузии Бидзина Иванишвили. Зато президент и его сторонники своих позиций в отн

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.