Путин и Обама провели “вербальную артподготовку” перед встречей на G20

Саммит G20 превращается в международную битву за Сирию. Обама заявил, что «красную черту», запрещающую применять химоружие, установил не он, а мировое сообщество; Путин по-прежнему называет «нелепой» версию о применении ОМП Асадом. Это позиция Путина «нелепа», пишут западные СМИ, для него главное — не спасти Сирию, а сохранить статус России как глобального игрока.

Саммит G20 превращается в международный поединок, полагает The Guardian.

Обама, выступая в Швеции, не согласился с идеей, что на кон поставлено его политическое реноме, но признал, что отношения с Россией зашли в тупик. Обама заявил, что «запретную черту» установил не он, а мировое сообщество, поскольку есть конвенция, запрещающая применять химическое оружие.

Путин в интервью, опубликованном в среду, сказал, что слишком рано обсуждать шаги России в случае американского удара по Сирии, но добавил, что у России есть планы действий. Он не исключил, что Россия снова начнет выполнять приостановленный контракт с Сирией на поставки систем ПВО С-300. По мнению авторов статьи, это можно трактовать и как «завуалированную угрозу возродить контракт на поставки С-300 Ирану».

Журналисты обращают внимание на слова Путина, что он, возможно, одобрит резолюцию СБ ООН о поддержке военного вмешательства в Сирии, если получит достоверные доказательства применения химоружия Асадом. Но он сказал: «Кажется совершенно нелепым, чтобы регулярные вооруженные силы, которые на самом деле сегодня атакуют, в некоторых местах они так называемых повстанцев просто окружили и их добивают по сути, — чтобы они в этих условиях начали применять запрещенное химическое оружие, понимая прекрасно, что это может быть поводом для принятия к ним санкций вплоть до применения силы. Это просто нелепо, это не укладывается ни в какую логику».

Как ожидается, Дэвид Кэмерон объявит о новых данных британской разведки, дабы убедить Путина в виновности сил Асада, добавляет газета.

Саммит G20 может стать «одним из самых неловких и дискомфортных в современной истории», и тема сирийского кризиса, вероятно, будет преобладать в дискуссиях, в ходе которых «два самых влиятельных в мире человека», Путин и Обама, столкнутся лицом к лицу, пишет корреспондент The Independent.

Остановившись в Стокгольме по дороге на саммит, Обама заявил, что ответственность за действия в отношении Сирии лежит не только на нем, но и на всем мире.

В свою очередь, Путин предупредил, что Россия сочтет любые удары без санкции ООН актом «агрессии». Он счел недостаточно убедительными американские разведанные, подтверждающие применение химоружия сирийским режимом. Кроме того, он напомнил о вторжении США Ирак 2003 года. Тогда на основе несостоятельной аргументации «была проведена военная акция, которую многие сегодня в США называют ошибочной», — сказал он.

«Нелепая» позиция Владимира Путина по вопросу о химическом оружии в Сирии» — таков заголовок в The Washington Post. Подразумеваются слова Путина в интервью Associated Press и российскому телевидению: он назвал «нелепой» версию, что 21 августа сирийские войска применили химическое оружие.

Газета комментирует: «Путин — твердый сторонник президента Асада в гражданской войне, но это не дает ему позволения игнорировать факты и замалчивать неудобные истины. Химический арсенал Сирии появился благодаря заключенным в период холодной войны сделкам с СССР, покровителем сирийской армии».

Газета советует Путину заглянуть в архивы ФСБ и КГБ, а именно, в досье Анатолия Кунцевича. В 1992 году Ельцин поставил его во главе комиссии по демилитаризации химического и биологического оружия, но спустя два года уволил. «Позднее российские официальные лица сообщили, что генерала Кунцевича проверяли из-за подозрений в содействии поставкам в Сирию около 1700 фунтов вещества-предшественника нервнопаралитического газа», — говорится в статье. В 1995 году США ввели против Кунцевича санкции за содействие разработкам химоружия в Сирии.

Газета признает, что Путин не может отвечать ни за контракты СССР, ни за «грязные делишки» отдельных генералов в 1990-е годы. И все же «вместо того, чтобы насмехаться над Западом, Путин должен оказать российскую поддержку расследованию зверства, имевшего место», — заключает издание.

Статья в The Guardian называется «G20 и Сирия: шоу Путина», а начинается словами Талейрана: «Россия всегда одновременно чересчур сильна и чересчур слаба».

По мнению изд
ания, участники саммита G20 согласятся с этим наблюдением: путинская Россия достаточно сильна, чтобы в решающие моменты мешать США, но слишком слаба, чтобы продвигать «хоть сколько-нибудь конструктивную или широко одобряемую альтернативу».

По мнению издания, Путина это не смущает: он «дитя холодной войны», и он убежден, что его друзья — это «враги его врагов», а «неудача Запада — шаг вперед для России».

И все же, пишет издание, на саммите G20 Путину придется выбирать: либо «по-прежнему чинить помехи», либо организовать какие-то эффективные действия по урегулированию «кризиса в Сирии и из-за Сирии».

В свежем интервью Путин «продолжал намекать, что атака 21 августа — дело рук антиасадовских сил» и «придерживался нелепой позиции, будто международное право — это фактически то, что решит Россия, поскольку она имеет право вето в Совбезе», сетует издание.

И все же Путин не исключил, что Россия согласится на военное вмешательство в Сирии, если ее убедят, что атаку 21 августа нанесло правительство. «Но подлинный ли это признак гибкости? Пусть остальные страны G20 проверят», — советует газета.

«Момент Путина» — так озаглавлен комментарий в The Times. По мнению издания, Путин — единственный человек за пределами Сирии, способный без применения силы остановить сирийскую войну.

Газета полагает: если Путин хочет предотвратить удар США по Сирии, его лучшая стратегия — в ближайшие дни, на саммите G20, «обговорить условия, при которых он прекратит поддерживать режим Асада».

По мнению издания, угроза удара США создает «окошко» для жесткой дипломатии. Возможно, на саммите удастся подготовить почву для прекращения огня и «даже для многосторонней мирной конференции, которую Путин всегда обещал поддержать».

Впрочем, The Times скептически оценивает такие перспективы: главная цель Путина — не спасти Сирию, а «сохранить статус России как глобального мощного игрока».

«Вопреки все нарастающему количеству доказательств, Путин продолжает уверять, что за атакой могли стоять сирийские повстанцы. Если он по-прежнему будет умывать руки, отрицая военные преступления, совершаемые во имя его давнего союзника, то его нужно лишить места за столом высших держав», — заключает издание.

Источник: Inopressa.ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.