Предупреждение Западу от Марины Калашниковой

kremlinПознакомьтесь с Мариной Калашниковой — московским историком, исследователем и журналистом. Прошлым августом она раскритиковала ‘экспертов’ по внешней политике за их предположение, что конфликта с Москвой не произойдет, потому что российские элиты слишком тесно связаны с Западом. По словам Калашниковой, ‘Запад не может избавиться от привычки выдавать желаемое за действительное даже в то время, как Москва начинает возрождать культ личности Сталина вкупе с идеологией ЧеКа’.

Боюсь, что Марина Калашникова права. Запад видит сны, и Западу придется расплачиваться за последствия. Если Кремлю нравится Сталин, у нас будут проблемы. Если офицеры КГБ установили в России продвинутую форму диктатуры, они сделали это по определенной причине. Нам нужно напомнить нашим политикам, страдающим девичьей памятью, что Сталин и его секретные службы не управляли воскресной школой. Более того, недавние кровавые и радиационные следы, ведущие в Кремль — это явный указатель на самую большую опасность нашего времени — но западные СМИ просто игнорируют эту опасность, болтая неизвестно о чем. (Офицер КГБ в отставке недавно заявил мне, что ‘нет ничего проще, чем купить западного журналиста’.)

Россия создала альянс диктаторов, который Калашникова называет ‘альянсом самых разнузданных сил и режимов’. Экстремисты всех сортов занимаются разрушением мира, нанесением вреда западной экономике и подготовкой к мировой революции, в рамках которой политическое равновесие перейдет от Соединенных Штатов и Запада к Кремлю и его китайским союзникам. ‘Среди идей, которые воодушевляют аналитиков Генштаба в Кремле, есть идея рассеивания, — говорит Калашникова. — Речь не идет о том, чтобы Кремль стремился к территориальному расширению и распространению своей политической идеи. Самое важное — это власть и ось стратегического контекста. В этом случае, даже если американцы кажутся влиятельными на постсоветском пространстве, Москва все равно командует. Таким образом, российский Генштаб успешно расширил влияние Москвы за пределы старого советского влияния в Африке и Латинской Америке’. По ее словам, победу празднует ‘настойчивость Москвы и ее решимость, не ослабленная страхом западной реакции’.

Другими словами, Запад уже перехитрили. КГБ и российский Генштаб раскусили нас, и теперь они смеются над нами. Наши лидеры не осознают утонченность своих врагов. Они не видят и не понимают, что происходит. Они мигают и отворачиваются, продолжая пользоваться концепциями, подаренными им давным-давно советскими агентами влияния. Как нация, мы поставлены в тупик и дезориентированы, потому что верим, что мир привязан к власти западных денег, и поэтому мир можно купить.

‘Кремль активизировал экстремистские сети в странах третьего мира, — писала Калашникова. — В то же время России удалось избавиться от практически всех международных соглашений, ограничивающих расширение ее военной мощи’. В этой ситуации, единственным противодействием российской мощи является американская мощь. Однако американский президент готовится отказаться от этой мощи в рамках ряда соглашений по контролю над вооружениями, которые сделают Соединенные Штаты уязвимыми в случае первого удара [со стороны России]. Рассматривая это в контексте, мы приходим к выводу, что ядерное оружие — это решающее оружие, и поэтому превосходство Запада в области обычных вооружений бессмысленно. Тот, кто получит стратегическое ядерное превосходство, тот и будет управлять миром: российские стратегические ракеты на месте и готовы к запуску, в то время как ядерные силы Америки гниют от пренебрежения.

Российский историк видит, что Запад надеется на то, что жадность российских элит удержит Кремль в узде. Но это глупое тщеславие. Мао Цзедун как-то сказал, что политическая власть ‘идет из дула ружья’. Таким образом, логика Кремля нерушима: пусть Запад оставит себе свои ничего не стоящие деньги. У Москвы будет оружие, и, в конце концов, именно Москва и ее союзники будут контролировать все. Либералы могут верить, что протесты и обращения к гуманности являются главными козырями. Финансисты могут считать, что деньги управляют миром. Пусть попробуют остановить залп межконтинентальных баллистических ракет либеральными сантиментами и наличностью. В том, что касается законов физики, их любимые инструменты не смогут остановить ни одну ракету.

По словам Калашниковой, ‘очевидно, что кремлевски
й режим не сдерживается ничем, и совершит любое преступление и нарушит любое правило, чтобы консолидировать свою и без того незаконную власть:’ Даже бывший глава КГБ Владимир Крючков был возмущен: ‘Путин и другие должны ответить за то, что они делают со страной’, — заявил он. Но Запад продолжает спать. Запад не хочет слышать об опасности с Востока, исходящей со стороны Кремля и его китайских союзников. Как замечает Калашникова, предупреждения российских наблюдателей, таких как: Виктор Суворов и Владимир Буковский, постоянно игнорируются. Западный шовинизм имеет глубокие корни, и жители Запада считают свое военное и экономическое превосходство чем-то само собой разумеющимся. Житель Запада смеется над предупреждением ‘русские идут’, но, на самом деле, посмеются над Америкой. Психологическое преимущество Кремля существенно, оно существует уже сейчас и простирается в область политики. Это важно, так как итоги каждой войны предопределяются политическими процессами, происходящими накануне войны.

Калашникова сокрушается, что Суворов и Буковский по-прежнему мало кому знакомы, и их ‘даже ненавидит западный истеблишмент: который избегает неудобной правды о мире и себе, особенно, когда эта правда идет от русских критиков’. У американцев есть разум? Они серьезные люди? Суворов ответил на эти вопросы ‘нет’ более двух десятилетий назад. Нет, говорит и Калашникова сегодня. Русские генералы готовятся. Они консолидируют свое влияние, потому что это требует надвигающаяся война.

‘Натовская идея сдерживания не значит для российских генералов абсолютно ничего, — написала Калашникова. — В отличие от своих западных коллег, они не боятся крупных военных и гражданских жертв. Это было верно во времена Сталина. Потери не влияли на популярность кремлевских правителей:’ Философ Ницше как-то сказал, что принесение людей в жертву государству или идее делает это государство или идею тем более ценным для тех, кто принесет эту жертву. Такова человеческая психология. Такой она была вчера, такова она сегодня, такой она будет завтра.

‘Стратегический баланс, — предупреждает Калашникова, — в общем и целом никогда не работал’. Находясь вне логики ядерного сдерживания, кремлевские лидеры модернизировали свои ядерные бункеры. Они готовы пережить [ядерную войну]. ‘Существующая российская армия не слабее советской армии, — пишет Калашникова, — а в некоторых областях даже сильнее.’ Эти слова написаны человеком, который лично разговаривал с российскими генералами, начальниками разведки и государственными деятелями. Она также говорит, что после 11 сентября террористические союзники России приняли на себя ключевую роль в этом стратегическом уравнении, а затем она пророчески цитирует слова чиновника НАТО, который сказал следующее о роль Аль-Каиды и Осамы Бен Ладена: ‘Это [атака 11 сентября] было за пределами их интеллектуальных способностей’. Догадки такого рода обычно приводят в действие ‘полониевую реакцию’, как было в случае с бывшим подполковником КГБ Александром Литвиненко, который публично объявил, что Владимир Путин был главным террористом, стоящим за спиной Аль-Каиды.

И тут интрига становится все сложнее. Когда 26 августа 2008 года Марина Калашникова презентовала свой анализ российским и украинским читателям, ее действия разозлили режим, и она стала мишенью для российских спецслужб. Ее московскую квартиру взломали. У нее украли личные документы. Ей угрожали. И, наконец, что не менее важно, ее принудительно посадили на 35 дней в психиатрическую клинику. ‘Я абсолютно здорова, — рассказала мне в телефонном интервью Калашникова. — Это было абсолютно политическое: а не медицинское [решение]’.

И каково было их оправдание за взлом двери и захват Калашниковой? ‘Как утверждают, я вела себя агрессивно, — объяснила она, — хотя я просто оставалась за дверью своего собственного дома’. На самом деле, ее вина состоит в том, что она раскрыла враждебные намерения российского правительства по отношению к Соединенным Штатам. ‘Не далее как вчера, — объяснила она, — я получила угрозы о том, что они отправят меня обратно в клинику, потому что я не выполнила соглашение о невмешательстве в политические дела. Мне запрещено заниматься журналистикой и политикой и интервьюировать людей и все такое. Так что теперь я могу только заниматься бытовыми вещами. Мои усилия и мое активное общение с Западом по поводу этого заключения в психиатрической клинике запрещены. Я чувствую себя здесь в опасности. Это не шутка. Это не преувеличение. Реальность гораздо более ужасна. Я пыт

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.