Пакт Молотова-Риббентропа: “дьявольский сговор” или вынужденный шаг?

paktЗападные СМИ вспоминают годовщину подписания договора о ненападении между Советским Союзом и гитлеровской Германией. Как известно, договор сопровождался секретным протоколом о переделе сфер влияния в Восточной Европе. Почему исторический документ и сегодня, спустя 70 лет, вызывает трения между Россией и ее соседями? Справедливы ли параллели между гитлеризмом и сталинизмом? И есть ли вина Запада в нацистской агрессии?

«Дьявольский пакт» — так называет корреспондент Sueddeutsche Zeitung Даниэль Бресслер свой материал, посвященный годовщине подписания 23 августа 1939 года договора о ненападении между Советским Союзом и гитлеровской Германией. Как известно, договор сопровождался секретным протоколом о переделе сфер влияния в Восточной Европе, по которому между Сталиным и Гитлером был совершен раздел Польши, а впоследствии и стран Балтии. По мнению автора, вину за роковые последствия этого пакта должны поделить между собой немцы и русские, однако Россия свою вину в уничтожении Польши отрицает.

Последствия пакта Гитлера-Сталина живы в умах жителей Польши и стран Балтии и спустя 70 лет. В памяти эстонцев русские так и остались оккупантами. Исторический груз, по мнению автора публикации, особенно тяжек еще и потому, что Россия не торопится с окончательным раскаянием. В ходе «перестройки», отмечает журналист, Советский Союз признал наличие дополнительного протокола к пакту о ненападении. Тем не менее при Путине и его преемнике Медведеве российская историческая наука идеологически сближается с советской. Российские военные историки даже называют тот документ тактическим маневром, который в конце концов способствовал победе над фашизмом. Пакт с нацистами называют хитрым ходом, на который Москва вынуждена была пойти в связи с враждебностью западных держав в отношении СССР.

«Российское руководство готово отстаивать подобные исторические гипотезы всеми доступными средствами», — продолжает Бресслер, имея в виду созданную Медведевым Комиссию по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России. «Авторитарная Россия не станет терпеть честного обращения с преступлениями прошлого», — пишет автор материала, приводя в качестве примера позицию Москвы в отношении массового убийства польских офицеров в Катыни.

Как признает автор публикации, в последнее время в странах Балтии участились случаи неприемлемого отождествления советской и германской оккупации. Российская сторона отвечает на это не менее предосудительным отрицанием сталинистского террора.

Как отмечает в заключение издание, хотя Германия сегодня и вынуждена искать компромисс с Россией в силу геополитических и экономических причин, компромисс в исторических оценках общего прошлого неприемлем.

Почему пакт Молотова-Риббентропа и сегодня, спустя 70 лет, вызывает трения между Россией и ее соседями? — задается вопросом The Globe and Mail. В июле ОБСЕ в своей Вильнюсской декларации попыталась объявить 23 августа Европейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма, но Россия возмутилась уподоблением Гитлера Сталину и попытками обвинить СССР в толчке ко Второй мировой войне, напоминает автор статьи, канадский исследователь Роберт Лоусон.

По мнению автора, Гитлер пошел на пакт с большевиками, чтобы обеспечить безопасность своего восточного фланга. Сталин же сомневался, что перед лицом нацистской агрессии Запад проявит решимость, и к тому же был заинтересован в территориальной экспансии СССР. Есть также версия, что Сталин хотел выиграть время, дабы возродить армию, которая была истощена недавними репрессиями, замечает автор.

«Смелый шаг ОБСЕ, возможно, объясняется не только ужасными воспоминаниями о советской оккупации, но и страхом перед возрождением российского ревизионизма», — пишет обозреватель, упоминая о решении Дмитрия Медведева создать комиссию по противодействию фальсификации истории.

И все же упрощенные параллели между гитлеризмом и сталинизмом довольно проблематичны, замечает автор. Так, израильский специалист по истории Холокоста Джуди Баумель-Швартц сравнивает этот подход с попытками некоторых немецких историков в 1980-е годы заявить, что Гитлер создал концлагеря по образцу сталинского Гулага.

Вильнюсская декларация вуалирует неспособность Запада сдержать Гитлера и не упоминает о колоссальном вкладе России в разгром нацизма, заявляет Джон Лохленд из нового аналитического центра Instit
ute for Democracy and Co-operation, который занимается налаживанием отношений с Россией. Мюнхенское соглашение и другие оплошности западной дипломатии, возможно, внушили Гитлеру, что за Польшу, несмотря на договоренности, никто не вступится, поясняет Лохленд. Он призывает не забывать о множестве других событий, которые стали толчками ко Второй мировой войне. «Из политиков получаются плохие историки», — заключает исследователь.

Германо-советский пакт вспоминает и Ouest-France, именуя его не иначе как «самым позорным дипломатическим маневром в истории». С того момента как Сталин договорился с Гитлером, война стала неизбежной: коричневый и красный тоталитаризмы побратались.

Издание пытается объяснить причины заключения обеими сторонами этого договора. Чтобы стереть Польшу с лица земли, Гитлеру было необходимо временно нейтрализовать СССР, что и сделал министр иностранных дел Германии Риббентроп. Сталин же «понимал, что коллективной безопасности в Европе пришел конец», «что западные демократии больше не поддерживают своих союзников», пишет газета. С этого момента Сталин стремился выиграть время перед гитлеровским нападением. Каждый из них считал, что сможет перехитрить другого, но оба оказались неправы, и их преступный цинизм обернулся против них, отмечает издание.

Как пишет The Guardian, Россия рассекретила несколько документов разведки с грифом «совершенно секретно» с тем, чтобы легитимизировать оккупацию, произведенную в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа. Реабилитация пакта, похоже, стала частью идеологии Кремля, претендующего на сферу интересов в «ближнем зарубежье».

Сборник был опубликован генерал-майором в отставке Львом Соцковым, работавшим под эгидой Службы внешней разведки (СВР). По мнению СВР, эта документация демонстрирует, что у СССР не было другого выбора кроме как подписать пакт о ненападении с нацистской Германией после того, как Франция и Германия подписали Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии, призванное «умиротворить» агрессора.

Как пояснил Соцков, этот пакт позволил Кремлю выиграть время после того, как Запад предал Сталина. Рассекреченные документы НКВД показывают, что Лондон и Париж намеревались «направить агрессию Гитлера на восток» и были безразличны к судьбе Прибалтики.

Один из самых спорных тезисов Соцкова состоит в том, что Эстония, Латвия и Литва охотно подчинились советскому господству, подчеркивает издание. «Не было никакой оккупации», — говорит составитель сборника. Историки и политики в этих странах утверждают обратное: десятки тысяч людей были расстреляны или отправлены в лагеря.

Министры иностранных дел Эстонии, Латвии и Литвы на страницах The Wall Street Journal вспоминают, как 20 лет назад, в 50-летнюю годовщину пакта Молотова-Риббентропа, 2 млн жителей Прибалтики взялись за руки, образовав живую цепь длиной 600 км, которая соединила Таллин с Ригой и Вильнюсом и помогла покончить с коммунистическим строем.

«Эта массовая мирная демонстрация проходила далеко за Берлинской стеной, в государствах, которые в то время были оккупированы СССР, — Эстонии, Латвии и Литве. Она должна была показать миру, что без этих стран Европа не может быть ни цельной, ни свободной», — пишут авторы. За истекший период многие новорожденные демократии вступили в ЕС и НАТО, но, как показали недавние события на Кавказе, применение военной силы еще не везде отошло в прошлое. «Дух «Балтийского пути» может стать путеводителем для других людей, которые тоже стремятся к мирной, цельной и свободной Европе», — заключают авторы.

Источник: Inopressa.ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.