Обама создает новый миропорядок

obamaМировые СМИ публикуют статьи министра обороны США Роберта Гейтса, авторитетных экспертов и политологов, разъясняющие новые инициативы Обамы по противоракетной обороне и прогнозирующие последствия его шага для Европы и Америки. Получит ли Обама уступки от Москвы? — гадают аналитики. НАТО предлагает России создать единую ПРО.

Новый план Обамы гарантирует будущее противоракетной обороны в Европе, пишет в статье для The New York Times министр обороны США Роберт М.Гейтс. На первом этапе, к 2011 году, США разместят доказавшие свою эффективность ракеты-перехватчики SM-3 надводного базирования «в районах, где мы наблюдаем наибольшую угрозу для Европы», отмечает министр. Второй этап, который должен завершиться к 2015 году, предполагает размещение модифицированных SM-3 на суше, в Южной и Центральной Европе. На всех этапах будут задействованы десятки ракет SM-3, тогда в прежней программе фигурировали всего 10 ракет-перехватчиков. Вместо стационарной РЛС — такой, какую планировалось разместить в Чехии, — планируется использовать намного более гибкие детекторы, размещенные на самолетах, в космосе и на земле.

«Эти системы дают намного более точную информацию, обеспечивают более широкие возможности раннего предупреждения и слежения, легче объединяются в сеть», — поясняет Гейтс, и в эту структуру можно эффективнее встроить уже работающие радары, включая даже российские. В то же время он подчеркивает, что новый план ни в коей мере не является уступкой России.

По словам Гейтса, он рьяно поддерживает идею ПРО с 1983 года, но хочет как можно скорее создать реальный потенциал для нее и максимально задействовать новые технологии для борьбы с будущими угрозами. «Мы укрепляем, а не отменяем противоракетную оборону в Европе», — заключает он.

Новая концепция ПРО в Европе, предложенная Обамой, — это не уступка российской стороне, подхватывает тему на страницах The Financial Times президент Института Брукингса (Вашингтон) Строуб Тэлботт. «Собственно, план Обамы намного лучше идеи Буша, он призван противодействовать растущей иранской угрозе, а не смягчать озабоченности России», — утверждает он. Система Буша была бы не очень эффективна против иранских ракет средней и малой дальности, которые уже опасны для Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока, а также оставила бы без защиты значительную часть Европы, особенно Турцию. Система Обамы решит эту проблему, а позднее будет адаптирована и для защиты от межконтинентальных ракет, поясняет авторитетный американский эксперт.

Жителям Центральной Европы автор советует осознать, что замена ошибочной концепции более реалистичным планом только укрепляет узы трансатлантической обороны. «Точка зрения Москвы затуманена форменной паранойей», — пишет Тэлботт, замечая, что, отменив план Буша, Обама улучшил перспективы российско-американских переговоров о контроле над вооружениями.

Как ожидается, отказ Обамы от размещения системы ПРО повлечет за собой ответную услугу российской стороны — облегчит переговоры о важнейшем договоре в области контроля над вооружениями, отмечают корреспонденты Washington Post, «но представители России и США говорят, что новый договор не успеет вступить в силу до 5 декабря, когда истекает срок договора СНВ». Стороны надеются, что Обама и Медведев смогут подписать новый договор уже в декабре, но его ратификация в Конгрессе может затянуться на несколько месяцев, тем более что республиканцы уже критикуют Обаму за увязывание СНВ с темой противоракетной обороны.

Со своей стороны, НАТО предприняло шаг, нацеленный на закрепление улучшения отношений Москвы и Вашингтона, сообщает The New York Times: в пятницу Североатлантический альянс призвал Россию сотрудничать в сфере общих угроз и, возможно, объединить российскую и западную системы противоракетной обороны. Как отмечается, в своем первом значительном внешнеполитическом выступлении новый генеральный секретарь альянса Фог Расмуссен заявил: «Нам следует изучить возможность объединения систем противоракетной обороны США, НАТО и России в подходящее для этого время».

Издание напоминает, что отношения между Москвой и НАТО ухудшались во время президентства Джорджа Буша-младшего, окончательно испортившись после войны в Грузии в 2008 году, но администрация Обамы, придя к власти, изъявила желание восстановить отношения с Москвой. «Практические последствия комментариев Расмуссена по сотрудничеству в сфере ПРО не ясны, — отмечает NYT. — Ал
ьянс и Россия и так уже сотрудничают по системам ПРО малой дальности». На вопрос, были ли утверждены Вашингтоном эти заявления, Расмуссен ответил, что он всегда консультируется перед значительными выступлениями, и выразил уверенность в том, что его речь — в рамках консенсуса.

Как отмечает издание, были озвучены и другие предложения, в частности: совместная оценка угроз и более тесное сотрудничество России и НАТО в борьбе с терроризмом, «возвращение к жизни» Совета Россия-НАТО, который должен стать «форумом для серьезного диалога». «Решение Расмуссена посвятить свое первое крупное выступление отношениям с Россией, похоже, было призвано подчеркнуть тот факт, что альянс серьезно воспринимает Москву как глобального стратегического партнера, — пишет NYT. — Он не упомянул ни Грузию, ни Украину. Россия выступает против их попыток вступления в НАТО. Впрочем, позже он заявил, что не должно быть отказа от решения предоставить им со временем статус члена».

Прагматику Бараку Обаме потребовалось всего восемь месяцев, чтобы признать ограниченность власти Соединенных Штатов. Отказавшись от размещения системы ПРО в Польше и Чехии, он меняет американский внешнеполитический курс и начинает создавать новый миропорядок, пишет обозреватель испанской El Pais. «Россия может быть довольна, она добилась своего: Соединенные Штаты признают ее сферу влияния в Европе далеко за пределами границ и устраняют то, что считалось угрозой для ее стратегического положения. При новом соотношении сил предложения Москвы по новой архитектуре европейской безопасности могут быть рассмотрены заново, и Вашингтону придется с ними считаться», — полагает Франсиско Бастерра. «Без России Обама не может ни ограничить ядерную мощь Ирана, ни устранить северокорейскую угрозу, ни придать новый импульс афганской войне», — подчеркивает автор статьи.

Недоверием встретили страны Центральной Европы, Прибалтики и Причерноморья и предложение генсека НАТО о создании совместной системы обороны с участием США, России и Североатлантического альянса. Их позиция, признает издание, исторически оправданна: они практически всегда были «геополитическим пирогом», который делили между собой крупные державы. Впрочем, Бастерра не исключает вариант, при котором Обаме удастся выполнить сложную задачу: предотвратить появление иранской бомбы и добиться сокращения российских ядерных арсеналов. «Но в любом случае решение Обамы — еще один знак угасания интереса Соединенных Штатов к Европе», — считает он.

Россия, подтверждая рост своей мощи, добилась исчезновения системы ПРО. Она как никогда близка к тому, чтобы США сняли ограничения на торговлю между двумя странами и способствовали скорейшему вступлению России в ВТО. Более того, Россия еще сильнее приблизилась к осуществлению своей давней мечты — полноценному вступлению в НАТО, утверждает обозреватель другого испанского издания — ABC.

«Для Соединенных Штатов это в некотором роде стратегический провал, означающий, что они смирились с тем, что уже не являются всемогущей и всеобъемлющей сверхдержавой; признали свою неспособность достичь цели, поставленной после 1991 года: ослабить Россию и держать ее на расстоянии от бывшей советской сферы влияния; уступили реальности усиливающейся многополярности», — продолжает Педро Баньос. Но не следует забывать, что, избавляя Кремль от искушения установить более тесные стратегические связи с Пекином, американцы укрепляют собственные позиции перед лицом постоянного усиления Китая, которому не помешал даже экономический кризис.

Отказ от системы противоракетной обороны — это только одно из многих привлекающих внимание решений Барака Обамы. Президент США посылает недвусмысленные сигналы, свидетельствующие об отказе Запада от глобального права на определение нового миропорядка, утверждает Die Welt. Обама уступил требованию России, чья концепция политики безопасности «все еще рассматривает свои бывшие государства-сателлиты в качестве собственной сферы», и «предпочел расположение путинской России с ее великодержавными устремлениями лояльности двух наиболее верных друзей Америки в Европе» — Польши и Чехии.

Теперь наблюдатели гадают, получит ли в ответ Обама российское согласие на ужесточение санкций против Ирана. Признаков того, что Москва готова пожертвовать отношениями с Тегераном, пока что не наблюдается, говорится в статье. Похоже, что и США ужесточения санкций не планируют — более того: американское правительство недавно заявило, что приняло предложение Ирана о начале
новых переговоров. Обама, похоже, видит в диалоге панацею. Ради него он ставит под угрозу режим санкций против Тегерана, с трудом выстроенный в течение долгих лет Организацией Объединенных Наций.

Западная демократия, сетует Херцингер, в настоящее время склонна отказаться от конфронтации с режимами, которые агрессивно противостоят западным ценностям. Администрация Обамы давно перестала оказывать давление на Китай и арабских автократов, а в палестинском конфликте принимает точку зрения Лиги арабских стран, отворачиваясь от своего ближайшего союзника Израиля. Следует ожидать, что и в Афганистане Запад будет искать компромисс с «Талибаном». При этом Обама с его яркой риторикой «сможет представить сдачу западных позиций как прорыв в новый век, где безграничное взаимопонимание преодолеет даже самые непримиримые противоречия во властных интересах и системах ценностей», заключает обозреватель.

Источник: Inopressa.ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.