О Ким Чен Ире, его ауре и любви к хаки

01kimДля Владивостока, российского дальневосточного порта в девяти часах лета от Москвы, произведенное Северной Кореей 25 мая ядерное испытание стало сильной головной болю. Не из-за радиации (испытание было подземным) — воздух, по утверждению метеорологов, не был загрязнен, но из-за беспокойства, которое охватило местное население.

Одни утверждают, что почувствовали толчок, другие беспокоятся по поводу предстоящего запуска баллистической ракеты, запланированного на середину июня. Все помнят инцидент 2006 года, когда северокорейская ракета изменила траекторию полета и упала недалеко от Находки, крупного торгового порта в азиатской части России.

«На границе пахнет порохом», — с таким заголовком 27 мая вышла местная газета «Дальневосточные новости». «Если северокорейские ядерные испытания продолжатся, они закончатся катастрофой», — мрачно предсказывает еженедельник. Всего сто сорок километров отделяют Владивосток от Северной Кореи.

Граница хорошо охраняется, между населением двух стран нет никаких контактов. Восемь тысяч северокорейцев работают в лесозаготовочных лагерях, но в городе их почти не видно, в отличие от китайцев, которые развивают активную деятельность на рынках, где продают товары, производство которых не налажено в России (бытовая техника, одежда, мясо, фрукты и овощи).

Российско-китайскую границу, накрепко запертую двадцать лет назад, теперь постоянно пересекают в обоих направлениях. С 2001 года россиянам и китайцам больше не нужны визы для того, чтобы наведываться в соседнюю страну. За 5 000 рублей (102 евро) российские туристы покупают «шоп-тур» в ближайший к границе китайский город Суйфэньхэ, ставший крупным центром потребления. За пятнадцать лет население Суйфэньхэ выросло с 2 000 до 200 000 человек.

Ничего подобного не наблюдается с северокорейской стороны. В августе 2001 года через пограничный пропускной пункт Хасан в режиме строгой секретности прошел поезд «любимого руководителя» Ким Чен Ира, державшего путь в Москву и Санкт-Петербург. В десятидневном железнодорожном путешествии дороге его постоянно сопровождал генерал полномочный представитель президента РФ на Дальнем Востоке Константин Пуликовский. Они ежедневно вместе завтракали и обедали.

Потом генерал написал об этом книгу «С Ким Чен Иром по России». По всей видимости, общение с «любимым руководителем» произвело на него сильное впечатление. Он пишет, что «постоянно ощущал его мощную ауру», был впечатлен его «высочайшим умением управлять людьми» и его любовью к цвету хаки. В России Северная Корея воспринимается как весьма привлекательная модель общества, и такова точка зрения не только российских военных (генерал запаса Леонид Ивашов регулярно проводит отпуск в Пхеньяне), но и прокремлевской партии «Единая Россия».

В субботу, 30 мая, региональное отделение «партии чиновников», как называют ее противники, организовала во Владивостоке свою ежегодную конференцию. Функционеры, принадлежащие к касте богачей, прибыли на встречу на своих огромных японских внедорожниках. Среди иностранных приглашенных был и северокорейский консул. Произнося речь перед делегатами, консул заверил, что его страна продолжит свои ядерные испытания.

Он также предложил России присоединиться к северокорейскому ядерному щиту. Его выступление не осудил ни один из присутствующих. Даже и речи быть не может о том, чтобы ссориться с «братской партией»! Зато журналисты, которые освещали эту конференцию, получили указание ничего не писать на эту тему. Для пущей верности местные власти обзвонили главных редакторов здешних изданий, чтобы быть уверенными в точном исполнении предписания.

В то время как во Владивостоке консул выслушивал аплодисменты, в Штаб-квартире Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке Россия выступала за жесткую позицию по этому вопросу, оставаясь однако противницей введения санкций. «В целом, напряженность на полуострове идет нам на пользу. Мы надеемся извлечь выгоду из статуса посредника между Пхеньяном и остальной частью международного сообщества», — объясняет Михаил Терский, директор центра стратегических разработок во Владивостоке.

Этот вопрос тем более затрагивает Россию, что северокорейские ядерные технологии — «это наши технологии, те, что мы передали Китаю, однако этот процесс выходит из-под нашего контроля, и нельзя сказать, что нас это не касается», — напоминает политолог.

В глазах Москвы пхеньянский режи

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.