Накаляется новая холодная война

georgia_war.jpgОтправившись на войну в Грузию в компании кровожадного, жаждущего мести боевика, Марк Франкетти увидел собственными глазами, как некий мелкий конфликт в далекой стране повлек за собой конфронтацию между сверхдержавами.

Вадим, ополченец из Южной Осетии, мчался по безлюдным улицам грузинского города, держа в одной руке советский пистолет «Макаров», а в другой — автомат Калашникова. Встрепанный, небритый, с дико блуждающими глазами, он искал, кого бы убить. Впервые за 10 лет Вадим пересек границу своей сепаратистской провинции и добрался до Гори, города в самой глубине территории Грузии, через несколько часов после его взятия российскими войсками.

В бою он был ранен — в его бедре зияло пулевое ранение, но боль только подогревала в нем жажду мести. Он вел свою потрепанную «Ладу» на высокой скорости по разбомбленному центру Гори. Я сидел с ним рядом. Часто Вадим останавливался, визжа тормозами, чтобы заглянуть в боковые улицы и здания в поисках побежденных — грузинских солдат.

«Это назревало много лет, — сказал он. — Я знал, что это случится, и давно ждал этого момента. Если я увижу грузинского солдата, то вышибу ему мозги. Это просто собаки».

Под залпы тяжелых орудий, обстреливающих окраину города, мы ехали дальше, встречая другие гражданские легковые автомобили и мини-вэны с российскими номерами, битком набитые товарищами Вадима — ополченцами из Южной Осетии. Как и Вадим, одетый в рваную камуфляжную форму и белые кроссовки, они походили на грозных дикарей. На руках у них были белые повязки, чтобы российская армия опознавала в них дружественные силы. Некоторые скрывали лица под черными масками. Это было на следующий день после того, как российский президент Дмитрий Медведев объявил о прекращении боевых действий в Грузии. В страну поступала гуманитарная помощь. Однако российская сторона все еще безнаказанно занимала примерно треть грузинский территории, и Вадим и его кореши творили вопиющие вещи; эти ужасающие сцены напоминали войны на Балканах в 1990-е годы.

Мало того, что Америка и ее партнеры по НАТО опозорены в результате вторжения в страну, которую Запад тепло принял в свои объятия, — они также проявили неспособность спровадить россиян и их прихвостней к ним домой. Это унижение заставляет задаваться вопросами о власти США, российском реваншизме и порой подобострастных взаимоотношениях Европы с Кремлем — вопросами, имеющими далеко идущие последствия.

Однако самый важный вопрос — кстати, Вашингтон на него, по-видимому, неспособен ответить — звучит так: «Каков долговременный смысл произошедшего в контексте отношений с Россией?» Хочет ли Америка, чтобы Москва была ее глобальным партнером, особенно на войне с террором и в целях сдерживания ядерных амбиций Ирана? Либо Америка проводит стратегию сдерживания российского медведя путем тесных альянсов с соседними странами, которые когда-то были сатрапиями Кремля?

Дипломаты-«реалисты» — от Генри Киссинджера до рядовых — подчеркивают, что за двумя зайцами Америка угнаться не может: сдерживаемая Россия не будет Россией-партнером. Однако если Грузия вступит в НАТО, в результате может разразиться намного более глубокая конфронтация с Москвой, поскольку альянс руководствуется принципом «Нападение на одно государство-член — это нападение на всех». Является ли вторжение в Грузию первым шагом к вооруженному конфликту между Америкой и Россией?

В пятницу Россия даже пригрозила Польше ответным ядерным ударом, ибо та согласилась разместить на своей территории американские ракеты — элементы противоракетного щита. Впрочем, Вадима не волновал геополитический контекст. Он нецензурно обругал испуганную молодую женщину, попавшуюся нам в переулке.

«Я не прочь поиметь какую-нибудь грузинку», — сказал он. Когда историки начнут работу над историей этого конфликта, вполне возможно, что толчком к войне будет признан мелкий инцидент на шоссе, связывающем Грузию с Цхинвали, столицей Южной Осетии. В хронике кризиса, которая содержится в служебных меморандумах Госдепартамента США, в качестве решающего момента упомянут взрыв двух фугасов 1 августа, которые, как считается, были подложены южноосетинскими сепаратистами, симпатизирующими России. Пять грузинских полицейских были ранены, один из них — тяжело.

В ту ночь грузинские силы нанесли ответный удар. В результате ожесточенной перестрелки погибло шесть южноосетинских мятежников. Кондолиза Райс, госсекретарь США, в это время н

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.