Кровавый пакт супругов Фурнире

fourniret.jpgСерийный убийца и его жена Моник заключили свой порочный союз в 1980-х. Мишель Фурнире был еще в тюрьме, когда его будущая супруга подписала с ним своеобразный кровавый контракт. Приговоренный в Эври к семи годам тюремного заключения за неоднократные грубые сексуальные приставания, он поместил объявление в газете Le Pelerin.

Мужчина, уже бывший дважды официально женатым, искал подругу по переписке. Моник Оливье, этакая мадам Бовари, умирала от скуки, работая сиделкой в пригороде Нима. Она ответила. В этих письмах — вся суть: многие из них были найдены (их бережно хранили, как юридические документы) при обыске в бельгийском доме двоих подозреваемых.

Вскоре Моник под пером Мишеля Фурнире, начитавшегося Достоевского, стала «Натушкой». Оливье, чьи культурные референции отличались большей приземленностью, называла своего друга по переписке «Шер Ханом», как жестокого тигра из «Книги джунглей». Постепенно Фурнире открылся Моник Оливье. Как рассказывают два журналиста, он поделился своей навязчивой идеей «чистоты» — жаждой охотиться на юных девственниц, чтобы отнять у них самое ценное. В своей причудливой манере он писал: «Мы поженимся перед людьми и, соединенные узами условностей, никогда не будем прекрасными любовниками, какими могли бы стать, если бы доверие помогло нам преодолеть все препятствия, невзирая на то, что нас сочтут двумя чудовищами, так бесконечно нежно влюбленными друг в друга». Суть ясна: оба были не против чудовищной любви.

Она, похоже, была одновременно под впечатлением от этой напыщенной прозы и чувствовала себя виноватой в том, что вступает в этот брак не «чистой». Поэтому она стала помогать своему «хищнику» ловить девственниц, которых они между собой ехидно называли «целками на ножках». Он в ответ пообещал «разобраться» с первым мужем своей «синички» — этот директор автошколы и художник по выходным оставил свою несчастную жену другим мужчинам, чтобы предаться развлечениям. По крайней мере, так утверждает мадам Оливье, скроившая по своей мерке двусторонний костюм палач-жертва: она разоблачила преступления господина Фурнире, созналась в соучастии в некоторых из них и назвала себя жертвой его мизерабилистской эпопеи.

Кроме себя, Мишель Фурнире не любит никого. Он презирает весь мир, все время ссорится с друзьями, коллегами по работе, работодателями, которые, как он считает, не ценят его по достоинству.

Мистические убийства и утилитарные преступления

Его жертвы в его глазах не имеют никакой ценности. Если он так любит литературные цитаты, называет себя великим шахматистом (президент одного любительского клуба в Ардене легко поставил ему шах и мат), то его спутница — блеклая домохозяйка, покорная главе семьи с наклонностями тирана. Бельгийские полицейские, арестовавшие супругов в июне 2003 года, рассказывают, что она с трудом понимала их вопросы. Однако французские психологи установили, что ее IQ — 131, что гораздо выше среднего и IQ самого «Шер Хана».

«Пакт» — основополагающее понятие для понимания механизма функционирования этой четы: оба извлекали удовлетворение из преступной рутины. Разве не Моник Оливье, изнывавшая от скуки до встречи с ним в Эври, взялась распалять рвение своего мужа, угасшее после первой жертвы? Разве не она уговаривала молодых девушек, которых подвозила на машине, а затем отдавала ему? Разве она не знает, куда делись их тела? Разве не она в апреле 1988 года приложила руку к убийству Фариды Амиш-Эльгуарш, жены налетчика, сидевшего вместе с Фурнире в тюрьме, чтобы украсть несколько килограммов золота, спрятанных на одном кладбище «бандой в париках»? Без нее не было бы его эпопеи, в которой чередовались мистические убийства и утилитарные преступления — кража золота, чтобы купить замок в Ардене, кража оружия и наручников из полицейского участка. Без него она бы никогда ничего не сделала. Пара, связанная отношениями господин-слуга, была обследована целой командой экспертов. Лучшие психиатры в этой области, Мишель Дюбек и Даниэль Загюри, в мае выступят перед судом присяжных.

Процесс, который начинается в четверг утром, — это процесс обоих Фурнире. «Пакт» надолго их соединил. Теперь они вместе предстанут перед судьями. Уже слишком поздно просить предоставить им отдельные места в зале суда, как это сделала Моник Оливье.

Автор: Стефан Дюран-Суфлан, Le Figaro

Источник: Inopressa.ru

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.