Битва за Англию

londonПоследний летний месяц для Британии оказался куда «жарче», чем можно было предположить. Вечером 6 августа в одном из районов Лондона вспыхнули массовые беспорядки. Спустя несколько дней погромы «накрыли» еще несколько городов, а криминальные события получили политическое развитие.

В начале августа столица Великобритании привлекла к себе всеобщее внимание. Шестого августа там поднялась первая волна уличных беспорядков. За несколько дней Лондон-2011 возродил память о Париже-2005: горящие машины и здания, разграбленные магазины, неравные, несмотря на массовые аресты, силы полицейских и погромщиков – ситуация на улицах нескольких районов города вышла далеко за пределы нормы. Спустя несколько дней стало очевидно, что локализованными беспорядки не останутся – уже восьмого августа «пламя» бунта распространилось на другие города.

Эпицентром первых беспорядков в Лондоне стал не самый благополучный северный район Тоттенхэм. Именно там, 4 августа был застрелен темнокожий британец Марк Дагган. Подозреваемый в преступной деятельности молодой человек погиб в перестрелке с собирающейся его арестовать полицией (согласно первым неофициальным данным следствия, стражи порядка открыли огонь только в ответ, позже комиссия в этом усомнилась). Вечером 6 августа у местного полицейского участка собрался пикет, требующий «восстановления справедливости» и объективного расследования обстоятельств гибели отца четырех детей. Мирная акция протеста, которая поначалу собрала около 300 человек, включая близких Марка Даггана, в итоге вылилась в массовые беспорядки. Начавшись как атака на участок (его здание было забросано бутылками с зажигательной смесью, два патрульных автомобиля и автобус – также подожжены), быстро потерявшая мирный характер демонстрация двинулась на соседние улицы, круша магазины и машины.

К утру 7 августа арестовавшей около шести десятков человек полиции (чьи потери ранеными тогда составляли 26 человек) удалось остановить тоттенхэмские беспорядки. Однако на этом мир в Лондон не вернулся. Уже к вечеру того же дня погромы не только возродились в соседних северных районах, но и поднялись в более отдаленных «зонах» – причем не только спальных районах, но и в торговом центре города. На следующий день хаос только набирал обороты, кроме того – волна насилия выплеснулась за пределы столицы. Восьмого-девятого августа случаи атак на полицейских, поджогов, нападений на магазины случались уже в Бирмингеме, Бристоле, Манчестере, Ливерпуле…

В Лондоне пожарные службы ежедневно получали тысячи вызовов, в ряде районов нормальная жизнь практически остановилась (гражданам настоятельно рекомендовали не покидать дома, а кое-где противостоять мародерам им приходилось самостоятельно), были приняты решения об отмене некоторых массовых мероприятий – включая и футбольный матч с участием сборной страны. В первой половине дня 9 августа в полицейских участках главного английского города закончились свободные камеры – на тот момент число арестованных уже составляло 334 человека, а сотни остальных задержанных начали вывозить за пределы столицы. Но, судя по всему, назвать все эти меры достаточными было нельзя. И уже днем 9 августа пресса распространила информацию о первом погибшем.

Резкое ухудшение ситуации привело к тому, что руководство страны было вынуждено вернуться из летних отпусков. Еще утром 8 августа сообщалось, что отсутствовавшие на рабочих местах премьер, вице-премьер, министр внутренних дел и мэр Лондона вряд ли вернутся в строй, хотя оппозиция и критиковала положение дел, при котором страна оказалась «обезглавленной» в ответственный момент. Однако к вечеру ситуация изменилась – из Италии вернулся в страну Дэвид Кэмерон, и к тому времени были готовы приступить к своим обязанностям и все остальные ключевые фигуры. Утром 9 августа глава правительства провел экстренное заседание правительственного комитета по чрезвычайным ситуациям. По его итогам лидер Кабинета принял решение увеличить число полицейских в Лондоне почти втрое (с шести до шестнадцати тысяч) за счет моратория на отпуска и человеческих ресурсов других городов. Кроме того, премьер сообщил, что 11 августа состоится заседание парламента – впервые с 2002 года законодатели будут вынуждены вернуться с каникул преждевременно.

Очевидно, что сложность ситуации потребовала активизации британской верхушки. Первые шаги Дэвида Кэмерона од
обрительно восприняли и его оппоненты. «Правильно, что премьер-министр решил собрать правительственный комитет по чрезвычайным ситуациям — Cobra. Нам нужен скоординированный ответ, чтобы обеспечить безопасность гражданам и особенно тем, кто уже пострадал от беспорядков, потеряв свои дома и бизнес», — отреагировал лидер лейбористов Эд Милибэнд, который тоже вернулся в Лондон. Масштабнейшие за последние несколько десятилетий беспорядки в столице Британии (в их контексте вспоминают происходящее в 1995 году в Брикстоне, но намного чаще – предыдущие тоттенхэмские «бунты» 1985-го, которые жестко подавлялись после гибели полицейского), по мнению английской прессы, могут стать первым серьезным «полевым» испытанием возможностей коалиционного правительства.

Вспыхнувшие беспорядки трудно назвать «подарком» для властей. Повсеместно критикуемой полиции в сложившейся ситуации приходится непросто. Во-первых, не затих еще скандал с прослушкой, в результате которого ушла в отставку верхушка Скотленд-Ярда. Во-вторых, как известно, одним из заметных моментов предложенной Кэмероном программы экономии бюджетных расходов было как раз существенное уменьшение затрат на полицию и грядущее заметное сокращение личного состава. Что станет с этими планами после подавления беспорядков – пока сказать трудно. Но противники склонного к экономии премьера получили на руки новый козырь.

Погромы, даже если их удастся пресечь в ближайшие дни, неминуемо отразятся и на финансовой ситуации. С одной стороны, налицо «практический» ущерб – многочисленные разграбленные магазины, рестораны и прочие объекты интереса мародеров. С другой, — падение котировок на Лондонской бирже объясняют, в том числе, и сложной ситуацией в Британии, а не только падением суверенного рейтинга США…

Пусть «погромные» проблемы могуть быть решены в кратчайшие сроки (хотя будет ли это именно так – неизвестно) восстанавливать репутацию Лондона (а теперь уже и заметной части крупных английских городов) как безопасного места будет непросто. Однако же существует насущная необходимость для того, чтобы разрешить сложности с наименьшим ущербом. Уже в следующем году Лондону предстоит принять летнюю Олимпиаду. Но ее посещаемость во многом зависит от уровня безопасности в стране. «Ближайшие несколько месяцев мы должны будем напоминать людям фундаментальную правду о Лондоне. Это один из самых безопасных крупных городов в мире. У нас низкий уровень убийств, и насилие такого рода на улицах бывает очень редко», — уже готовится к непростому будущему заместитель мэра Лондона Кит Молтхауз.

Минимизация последствий еще не окончившихся массовых беспорядков – задача непростая. Но, вероятно, еще более сложная – работа с первопричиной происшествий. На первых порах британское руководство, очевидно, избегает слишком резких оценок и громких заявлений по поводу погромов. Сейчас риторическое внимание сосредоточено на «околоюридических» характеристиках событий. Так, сам Дэвид Кэмерон, вернувшись из отпуска, назвал происходящее «чистым криминалом», который «должен быть повержен». Подобным же образом происходящее оценивают и другие высокопоставленные чиновники. Сосредотачивать внимание на том, что изначально эпицентром беспорядков стали бедные районы, населенные преимущественно мигрантами и их потомками (и соответственно – по большей части крупные города, в которых хватает неблагополучных общин) политики не спешат. В принципе, британский премьер, по примеру канцлера ФРГ Ангелы Меркель, уже успел признать провал политики мультикультурализма. «Нам нужно отказаться от пассивной толерантности последних лет в пользу гораздо более активного и сильного либерализма», — заявил Кэмерон в феврале 2011 года. Спустя пару месяцев глава Кабинета озвучил и планы по сокращению притока в Соединенное королевство мигрантов до уровня 1980-х годов, поскольку более масштабный их въезд в последние 10-12 лет «создал явное неудобство» для коренных британцев.

«Закрытая» политика от консерватора Кэмерона не выглядит чем-то неожиданным, но все-таки остается порицаемой более либеральными кругами. В случае если за августовскими погромами заподозрят активную «культурно-этническую» подоплеку – быть может, они послужат еще одним аргументом в копилку рейтинга консерваторов. Однако же, возможна и иная трактовка – скорее социально-экономического характера, когда ключевой характеристикой участников беспорядков оказывается не их происхождение, а социально незащищенный статус. И тогда камнем в огород Ка

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.