Белорусский тиран с фирменным зачесом может стать союзником Запада

lukashenko_image.jpgБудьте готовы тому, что вскоре последний диктатор Европы может превратиться в улыбчивого поборника свободы и лучшего друга Запада. Пожизненный президент Белоруссии Александр Лукашенко вот-вот перевоплотится в «хорошего парня» — а Белоруссию в награду за это, вероятно, ненавязчиво примут в Евросоюз.

С подобными проблемами справляются и другие, даже более странные персонажи: большая часть планеты до сих пор преклоняется перед кровавым тираном Фиделем Кастро, да и еще более скверным государствам (особенно африканским) их проступки снисходительно прощаются — во имя денег или власти. Но такое происходит все же нечасто.

Президент Лукашенко, похоже, вознамерился доказать, что абсолютная власть способна сделать человека абсолютно невменяемым.

Не так давно он принялся утверждать, что его четырехлетний незаконнорожденный сын является его наследником. А жена Лукашенко живет в отчуждении на удаленной ферме и работает там дояркой.

Тем временем на долю оппонентов Лукашенко постоянно выпадают какие-то неприятности: милицейские дубинки и слезоточивый газ по мелочи, высосанные из пальца обвинения и грязные камеры для фигур покрупнее. Некоторые просто пропадают.

Назойливые журналисты тоже исчезают, или же их находят таинственно — неизвестно кем — зарезанными.

Взялись бы вы за исправление такого имиджа? Ну вот, и бывший «товарищ» Лукашенко благоразумно отказывается обсуждать это с кем-либо кроме Тима Белла (для вас — барон Белл Белгравийский) — человеком, чьи несравненные таланты в сфере пиара позволили ему сгладить ершистый имидж Маргарет Тэтчер, свести на нет забастовку шахтеров под руководством Артура Скаргилла и в последнее время — привлечь внимание мировой общественности к убийству россиянина Александра Литвиненко.

О Лукашенко позаботится и ветеран тэтчеризма, лукавый царедворец лорд Паркинсон, недавно принявший официальное приглашение в зловещую столицу Белоруссии — Минск — и удостоившийся приема у самого Лукашенко.

Еще один минский гость — Патрик Робертсон, чьими услугами в свое время пользовался ненавистный чилийский генерал Пиночет.

В американском Госдепе Белоруссию считают одним из «оплотов тирании» — этот термин незаметно заменил собой прежнюю «ось зла». С января 2005 года госсекретарь Кондолиза Райс причисляет Белоруссию — наряду с Зимбабве, Мьянмой, Ираном, Северной Кореей и Кубой — к числу основных государств-изгоев.

Если лорд Белл возьмется полировать имидж Белоруссии, эти факты не должны приводить его в отчаяние — потому что, как мы увидим, официальные суждения о том, кто является тираном, а кто нет, весьма подвижны.

Я как человек, побывавший в довольно многих полицейских государствах — от сегодняшних Северной Кореи и Узбекистана до былой Восточной Германии, — могу поручиться, что для непосвященного наблюдателя режим Лукашенко — это самая что ни на есть славная деспотия, какую только можно себе представить в обозримом будущем.

На номерах милицейских машин там даже пишут «Я люблю Белоруссию», а Минск выглядит как иллюстрация к детской книжке «Советский Союз для самых маленьких».

Но в этом «Советском Союзе», в отличие от прототипа, режим научился «мыть окна», а промышленность стала производить холодильники, которые не грешат беспрерывным дребезжанием, лифты, которые двигаются без рывков, и грузовики, которые в состоянии передвигаться, не выбрасывая в окружающую среду клубы коричневых маслянистых выхлопных газов.

Покрашенные заново фасады домов не изъедены коррозией, по поддерживаемым в хорошем состоянии дорогам снуют новые блестящие автобусы, пусть им немного и не хватает мощности, когда, полные людей, они карабкаются в гору по величавому проспекту Независимости.

В магазинах полно еды, одежды и мебели, — и, что самое замечательное, все это действительно можно приобрести. Официальная пресса нахваливает Лукашенко, которому в определенном смысле удалось поднять уровень жизни — теперь на среднюю зарплату можно купить в три раза больше картофеля (раз уж вам интересно — 1425 фунтов), чем 13 лет назад.

Все обеспечены работой, хотя некоторые работники заняты несколько странными вещами. На оборудованных в соответствии с современными требованиями почтовых отделениях люди вовремя получают пенсии — немаловажная деталь для краев, где миллионы людей увязывают коллапс коммунизма с крахом собственной финансовой защищенности и жаждут возвращения прежних порядков, п
ри которых они чувствовали себя в безопасности.

Взгляните на отряды патриотически-настроенной молодежи, которая разносит продукты старикам, а по субботам на общественных началах подметает улицы. Взгляните на изящные новые коттеджи в сельской местности, на светящихся гордостью молодых матерей, принимающих в дар ключи от не облагаемых коммунальными платежами квартир в награду за третьего ребенка.

Не пытайтесь отыскать свободно расхаживающих по улицам в окружении охраны мафиози, которых на каждом шагу встречаешь по другую сторону российско-белорусской границы.

Отметьте почти полное отсутствие одежды, продуктов и косметики западных марок, которой наводнены сегодня улицы Москвы. Никаких Starbucks, Pizza Hut и KFC. Никаких плакатов с западными моделями.

Белорусские красавицы защищены от иностранной конкуренции по закону: они принимают участие в спонсируемых из бюджета конкурсах красоты, к которым президент проявляет на удивление последовательный личный интерес.

На просторах Минска вы найдете два McDonald’s и, может быть, с десяток рекламных плакатов Coca-Cola. Все остальное (по крайней мере, на вид) — местное.

Новый монументальный подземный торговый комплекс свободен от низкопоклонства перед Западом, которое охватило все остальные столицы на постсоветском пространстве. И речь идет не о жалкой груде мусора, пропахшей стылой пережаренной картошкой и пустыми щами. Все совсем иначе.

В Минске к услугам желающих — клубы и продвинутые рестораны на любой вкус.

Если бы в Советском Союзе было все это, история могла бы пойти по совсем иному пути.

В 1959 году, когда после побега в Москву будущему убийце Джона Кеннеди Ли Харви Освальду дали работу и вполне сносную квартиру в Минске, он сетовал как раз на отсутствие таких вещей. Как он писал в своем дневнике, «работа однообразная, заработанные деньги тратить негде. Никаких ночных клубов, боулингов. Развеяться, за исключением танцев в доме профсоюзов, негде. С меня довольно». И он уехал на родину. Что из этого вышло, все мы знаем.

Однообразие под запретом. Взгляните на оптимистичные, но вместе с тем современные плакаты, благодаря специальным приемам — вероятно, позаимствованным у новых лейбористов — выглядящие солнечными и простыми.

Методы новые, но лозунги — старые: «Благосостояние города! Благосостояние родины! Государство — для народа! Мы — Белоруссия!»

Некоторые лозунги со всей прямотой и очевидностью напоминают плакаты приснопамятных времен: широкие красно-золотые стяги прославляют свершившееся много лет назад освобождение от Гитлера. Присутствует вся старая символика за исключением разве что серпа и молота.

Милиционеры и сотрудники подразделений КГБ, патрулирующие пустынные улицы вокруг президентской резиденции, носят огромные форменные фуражки — точь-в-точь как те, что когда-то пользовались популярностью у генералов Красной армии, только, может быть, на один-два размера побольше.

У подножия мрачного памятника «героям» из числа сотрудников госбезопасности, представляющего собой комбинацию из щита и меча (старая эмблема КГБ), лежат свежие и стоящие немалых денег венки от официальных делегаций.

Здесь есть даже бюст старого мрачного изверга Феликса Дзержинского — основателя КГБ, чья статуя в Москве стала первой жертвой толпы, когда пал коммунизм.

Напротив изваяния расположено выкрашенное охрой здание белорусского КГБ (это ведомство здесь до сих пор носит старое название).

Фотокамерой здесь нужно пользоваться с крайней осторожность. Среди окружающих вас ликующих и счастливых людей на удивление много мужчин средних лет, которые прогуливаются взад-вперед с мобильными телефонами в руках и ничем особенным вроде бы не заняты.

Стоит ли удивляться, что здесь столь невелик процент безработных и царит такой порядок.

Едва ли вам попадется и граффити. У Бэнкси в Минске дела пошли бы неважно.

И только представьте: даже местные любители выпить, закончив возлияние, складывают пустые банки в мусорные бачки и спокойно расходятся по домам. Каждый уверен, что за ним следят.

Только, пожалуйста, не подумайте, что это рекомендация. Для тех, кто настолько безрассуден или храбр, чтобы бросить вызов государству, Белоруссия — действительно прескверное место.

В 1999 году оппозиционные лидеры Виктор Гончар и Юрий Захаренко попросту «исчезли» — они, как предполагается, были убиты специальным отрядом ликвидаторов и, чтобы не оставлять следов, похоронены в лесах.

Вероника Черкасова оказалась достаточно недальновидна для того, чтобы сделат

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.