“Майдан”, шпион и Папаколи. Чем запомнился минувший год в странах бывшего СССР

01ussrВ 2009 году республики ближнего зарубежья отмечали совершеннолетие: восемнадцать лет независимости. Положительные или отрицательные результаты, которые были достигнуты за это время, совсем не обязательно измерялись в конкретных цифрах — экономических, демографических и иных показателях. Многие события 2009 года также отражали состояние, в котором та или иная республика оказалась спустя 18 лет после распада Советского Союза.

«Майдан» года

Акция протеста, которую противники Михаила Саакашвили организовали минувшей весной, стала одной из наиболее продолжительных — среди тех, что проводились как в Грузии, так и вообще в ближнем зарубежье. «Майдан» в грузинской столице растянулся почти на четыре месяца. Организаторам удалось собрать десятки тысяч человек и на время превратить проспект Руставели в вотчину оппозиции.

Властям в этой ситуации (учитывая, что идти на скандал, разгоняя митингующих, как это было два года назад, они не хотели) пришлось существенно скорректировать свои планы. Например, отказаться от военного парада, который планировалось провести в столице. Организовать выездные заседания правительства в регионах (чтобы не провоцировать столкновений с оппозиционерами, обосновавшимися возле правительственного здания в Тбилиси). Даже президент Грузии на время оставил свою столичную резиденцию и переселился за город.

Оппозиционер в "клетке" в Тбилиси. Фото (c)AFP

Оппозиционер в "клетке" в Тбилиси. Фото (c)AFP

Однако добиться основной своей цели — отставки Михаила Саакашвили — оппозиционеры так и не смогли. Сказалось отсутствие активной поддержки «майдана» за пределами Тбилиси (именно активной поддержки, а не просто недовольства властью). Да и заручиться поддержкой за рубежом (прежде всего, в США и странах Евросоюза, на которые ориентируется внешняя политика Грузии) противникам Саакашвили не удалось. В целом оправдался прогноз бывшего премьера, а ныне оппозиционного политика Зураба Ногаидели, который еще до начала митингов отмечал, что в обществе еще нет «заряда» на отставку действующего президента. По его мнению, не стоило собирать «майдан» прежде, чем этот заряд будет создан.

Сам Саакашвили от «майдана» даже что-то выиграл. Он получил возможность реабилитироваться (в глазах международного сообщества) как президент «молодой демократии», показав, что оппозиция в стране может свободно (ну или почти свободно) выразить свой протест. В самой же Грузии неудача «майдана» продемонстрировала скорее слабость оппозиции, нежели доверие граждан к действующей власти. Впрочем, президент, за которым числятся проигранная война и потерянные территории, едва ли мог рассчитывать на большее.

Побег года

Имя младшего сержанта Александра Глухова всего за несколько недель успело стать нарицательным. Он был не первым из российских солдат, сбежавших в Грузию (незадолго до его побега, как стало известно позднее, на грузинскую территорию перешел некий рядовой из Бурятии, который, правда, намеревался попасть в Россию, но перепутал направление; в итоге его вернули в часть). Однако именно история Глухова получила огласку. В обеих странах она вызвала широкий резонанс: едва ли могло быть иначе, учитывая, что убежище в Грузии попросил солдат российской армии, которая с Грузией совсем недавно воевала, а власти республики пошли ему навстречу и отказались выдавать беглеца России.

В России на официальном уровне факт его побега признали далеко не сразу: в Министерстве обороны

Александр Глухов. Фото (c)AFP

Александр Глухов. Фото (c)AFP

уверяли, что младший сержант якобы был похищен грузинскими спецслужбами. Версию поддержали лояльные властям СМИ: о Глухове писали чуть ли не как о герое, попавшем в плен к врагам. Позднее, впрочем, когда версия о «похищении» развалилась, те же издания стали клеймить его позором как «предателя». Что же касается федеральных телеканалов, то они эту историю поначалу вообще игнорировали (получив, очевидно, соответствующее указание сверху).

Пример Глухова оказался заразительным. Спустя несколько дней после того, как стало известно,
что власти Грузии предоставили ему убежище, на грузинскую территорию перешел еще один российский солдат — рядовой Дмитрий Артемьев. И если Глухов ушел из части из-за бытовой неустроенности («кормили плохо, бани не было»), то Артемьев сбежал уже из-за дедовщины (его слова о неуставных отношениях в части позднее подтвердил высокопоставленный представитель СКВО). Как и его предшественник, Артемьев получил в Грузии статус беженца. В Россию, где его, как и Глухова, обвиняют в дезертирстве, он пока возвращаться не собирается.

Скромность года

У туркменского президента Гурбангулы Бердымухамедова случился приступ скромности. Он отказался от предложенного ему звания Героя Туркменистана. С такой инициативой на одном из заседаний правительства выступил председатель ЦИКа. При этом он ссылался на многочисленные обращения граждан, а также отметил «огромные заслуги туркменского лидера в выводе страны на невиданный доселе международный уровень авторитета и проведении реформ, изменивших жизнь людей в эпоху нового Возрождения». Предложение, как сообщалось, собравшиеся чиновники «встретили стоя, бурными, несмолкающими аплодисментами».

Бердымухамедов, однако, звания не принял. Он заявил, что еще слишком молод и недостаточно поработал, чтобы это звание заслужить. Кстати, решать, достаточно или недостаточно, в конечном счете будет он сам: по конституции решение о присвоении званий принимает глава государства.

Гурбангулы Бердымухамедов. Фото (c)AFP

Гурбангулы Бердымухамедов. Фото (c)AFP

Гурбангулы Бердымухамедов стал президентом в 2007 году. С тех пор он собрал весьма приличный набор наград, званий и должностей (не такой большой, возможно, как у его предшественника, но все равно впечатляющий). В частности, успел стать академиком, обладателем шестого дана черного пояса по карате, кавалером ордена «За заслуги в информациологии» и генералом армии. Иногда, впрочем, он все же вспоминал о чувстве меры. Так, в том же 2007 году Бердымухамедов отказался принять титул «Великий Вождь» — возможно потому, что этот титул носил его предшественник Сапармурат Ниязов.

Впрочем, приступы скромности случались и у Ниязова. Тогда он заявлял, что устал от культа своей личности, и с улиц исчезало некоторое количество его портретов. Правда, от званий и должностей Ниязов при этом не отказывался. И его преемник обычно этого тоже не делает. Да и с культом личности у него, в общем, все в порядке. В официозной прессе, как и прежде, появляются панегирики президенту, его сочинения, как сообщалось, вытесняют ниязовскую «Рухнаму». А совсем недавно в стране открылся музей Бердымухамедова. В экспозиции присутствуют такие познавательные разделы, как «Торжество национальной демократии» и «Эпоха возрождения и великих перемен».

Сближение года

В 2009 году были «разморожены» отношения Армении и Турции, сведенные к минимуму со времен распада СССР и карабахской войны. Главы армянского и турецкого МИДов подписали два протокола, которые предусматривают открытие границы и восстановление дипломатических отношений (правда, когда это может быть сделано — неизвестно). В Анкаре, комментируя сближение двух стран, даже заявили, что «холодная война» между ними наконец закончена. Подвох в том, что упомянутое сближение стало не столько результатом внутренних процессов в обеих странах, готовности народов к примирению, сколько результатом давления извне (со стороны тех, кто заинтересован в использовании транспортных и энергетических возможностей региона). Конечно, даже от навязанного примирения и Армения, и Турция что-то выиграют. Вопрос в том, чем они будут за это расплачиваться.

Армения с начала 1990-х годов живет в условиях частичной блокады со стороны Турции и Азербайджана. Разблокирование границы с Турцией откроет ей доступ к региональным транспортным проектам. В парламенте Армении уже подсчитали, что ее торговый оборот с Турцией при открытой границе вырастет на порядок (до миллиарда долларов), а ВВП увеличится на 2,7 процента. Правда, пока это всего лишь прогнозы. А вот цену за сближение с Турцией Армения платит уже сейчас.

Еще весной, когда была анонсирована предстоящая сделка с Анкарой, в Ереване многие высказывали

Заброшенная станция на границе Армении и Турции. Фот
о (c)AFP

Заброшенная станция на границе Армении и Турции. Фото (c)AFP

опасения, что за открытие границы от Армении потребуют слишком больших уступок: отказа от признания геноцида армян (который Турция отрицает), а также «сдачи» Карабаха дружественному Турции Азербайджану. Власти Армении эти слухи упорно отрицали. Но опасения, однако, начали подтверждаться. Официальный Ереван уже согласился на создание «комиссии историков», которые изучат события 1915 года (тем самым, как считает оппозиция, поставив под сомнение факт геноцида). А вывода армянских войск из Карабаха Турция в последнее время требует уже впрямую, отказываясь в противном случае открывать границу.

Попытка сближения с Турцией привела к расколу правящей коалиции в Армении: из нее вышла одна из старейших армянских партий «Дашнакцутюн». Параллельно были существенно испорчены отношения армянского руководства с представителями армянской диаспоры за рубежом. В диаспоре многие расценили попытку договориться с Турцией как предательство и организовали массовые акции протеста (гораздо более массовые, кстати, чем аналогичные мероприятия в самой Армении). Однако сорвать подписание протоколов (которые еще должны пройти процедуру ратификации) противникам этой сделки так и не удалось.

Шпион года

Арест шпиона Хермана Симма в 2008 году стал в Эстонии одним из самых скандальных событий. Учитывая, что эта история вообще получила огласку, иначе и быть не могло: человек, занимавший высокий пост в министерстве обороны прибалтийской страны, руководивший отделом по защите государственных тайн, оказался российским агентом. Однако подробности этого дела просочились в прессу позднее, уже после того, как Симма (в начале 2009 года) судили и приговорили к 12 с половиной годам тюрьмы за измену родине.

Херман Симм. Фото с сайта mod.gov.ee

Херман Симм. Фото с сайта mod.gov.ee

В целом, как заявил представитель эстонских спецслужб, история тянет на «настоящий, добротный шпионский роман». Правда, по его словам, придется еще прождать много лет, прежде чем со следственных материалов будет снят гриф секретности. Тем не менее, журналисты узнали имена российских разведчиков, контактировавших с Симмом, а также получили информацию о том, как проходили эти встречи (один из разведчиков, Владимир Яковлев, ездил по странам ЕС под видом португальского бизнесмена и встречался там со своим эстонским агентом, работа которого также предполагала частые поездки за рубеж).

В недавнем интервью «Огоньку» (изданию удалось передать заключенному вопросы и получить ответы) Симм рассказал, что российская сторона рассматривала вопрос о его обмене. Для этого, по словам бывшего шпиона, в Эстонию даже приезжал замглавы российского МИДа. «Видимо, не договорились…» — отмечает он.

В Эстонии подсчитали, что количество документов, которые Херман Симм за 13 лет шпионской деятельности передал российской Службе внешней разведки, исчисляется тысячами. Вместе с тюремным сроком ему, кстати, вменили в обязанность возместить государству нанесенный ущерб (на сумму в 1,7 миллиона долларов). Это, впрочем, касается только компенсации за модификацию систем безопасности, к которым он имел отношения. Общие же потери (учитывая ценность документов, попавших к России, а также ущерб для репутации Эстонии как члена НАТО), очевидно, намного выше.

Выборы года

В Молдавии 2009 год начался с избирательной кампании. Предполагалось, что 5 апреля жители страны проголосуют за новый состав парламента, затем депутаты (в соответствии с молдавским законодательством) утвердят нового президента и на этом история закончится. На деле избирательный процесс растянулся на месяцы. За прошедший год в Молдавии дважды проходили выборы в парламент, четырежды — выборы президента, а между ними состоялся еще и «майдан», вылившийся в беспорядки и разгром правительственных зданий. И конца выборам пока не видно.

Все это, впрочем, уже принесло Молдавии перемены, и весьма существенные. Партия коммунистов,

Митинг оппозиции в Кишиневе. Фото (c)AFP

Митинг оппозиции в Кишиневе. Фото (c)AFP

управлявшая страной в течение восьми лет, лишилась большинства мест в парламенте и была вытеснена в оппозицию. Ко
ммунисты, следует признать, проявили просто удивительную сговорчивость, согласившись передать власть оппонентам (сначала — пост президента, а затем — и должности в правительстве). Правда, насладиться полной победой они своим конкурентам все-таки не дали: депутаты от компартии привели в действие конституционный механизм, который позволял провалить утверждение президента и отправить страну на новый виток парламентских выборов.

В политической борьбе, которой была отмечена жизнь в Молдавии в минувшем году, несомненно, можно найти позитивные моменты. В стране прошла демократическая (пусть даже с оговорками) передача власти. Именно через процедуру выборов, а не через «майдан» или назначение «преемника». В странах бывшего СССР такое положение дел, в общем, редкость.

Концовка, правда, несколько смазала общее впечатление. Представители новой правящей коалиции, похоже, решили не рисковать завоеванной властью и не идти на новые парламентские выборы (которые будут означать замену как депутатского корпуса, так и правительства с президентом). Вместо этого в альянсе решили изменить (фактически — подогнать под себя) конституцию, упростив процедуру президентских выборов. Поправки, как ожидается, будут вынесены на референдум. Впрочем, даже в этом случае Молдавию ждет еще одна избирательная кампания. Как минимум.

Реабилитация года

Для властей Узбекистана минувший год ознаменовался крупной победой над Евросоюзом. ЕС отменил последние санкции из тех, что были введены в отношении республики в 2005 году, в связи с жестоким подавлением беспорядков в Андижане. При этом главное требование Брюсселя — международное расследование андижанских событий — выполнено не было. Тактика официального Ташкента, который с самого начала отказался идти на уступки, объявив произошедшее внутренним делом Узбекистана, оправдала себя. А ЕС в очередной раз проявил слабость.

Санкции с самого начала не стали для руководства Узбекистана серьезным ударом. Запрет на въезд в Европу для ряда узбекских чиновников был неприятен, но не критичен. Эмбарго на поставки оружия из ЕС также оказалось слабым инструментом давления: при покупке оружия Узбекистан в любом случае ориентировался на Россию. В политическом же смысле Европе, претендующей на определенное влияние на постсоветском пространстве, санкции даже повредили: обидевшись на Брюссель и Вашингтон, Ташкент стал сближаться с Москвой.

Но санкции все же служили свидетельством того, что Европа готова отстаивать какие-то принципы, даже в ущерб своим политическим интересам. Кроме того, ограничительные меры, по данным правозащитников, оказывали определенное сдерживающее воздействие (пусть даже незначительное) на руководство республики.

Однако выдержки у Евросоюза хватило ненадолго. ЕС стал отменять санкции одну за другой, и в итоге отменил все. Примерно так же, кстати, Брюссель поступил и в отношении Белоруссии, на которую были наложены санкции в связи с исчезновением в республике некоторых политиков, а также подтасовками на президентских выборах. От тех санкций к настоящему моменту осталась одна видимость. После всего этого чиновникам из ЕС едва ли стоит удивляться, если их требования о соблюдении прав человека не будут воспринимать всерьез. «На примере Узбекистана все поняли, — отмечал немецкий депутат от «зеленых» Фолькер Бек, — что в споре о правах человека надо всего лишь подождать. Пока европейские политики сами забудут о своих требованиях и принципах».

Реинкарнация года

Для России одним из итогов 2009 года могла бы стать ликвидация американского военного присутствия в Киргизии. В феврале Москва почти добилась от Бишкека обещания выгнать из республики авиабазу США, которая с 2001 года используется для снабжения коалиционных сил в Афганистане. Не то чтобы, конечно, эта база России сильно мешала: до сих пор она вполне мирно уживалась в Киргизии вместе с российскими военными объектами (в частности, с военной базой РФ в Канте). Впрочем, пролоббировав уход американской базы из Киргизии, Россия продемонстрировала бы свое влияние в регионе. И это ей почти удалось.

На официальном уровне, кстати, и Россия, и Киргизия упорно отрицали возможность сделки по базе

Авиабаза "Манас". Фото (c)AFP

Авиабаза "Манас". Фото (c)AFP

«Манас». Однако ни Москва, ни Бишкек, в общем, не позаботились о том, чтобы эту сделку

Категория: События в мире
Вы можете следить за комментариями через RSS 2.0 фид. Комментарии и Пинг закрыты.

Комментарии закрыты.